Общественное достояние

Новая модель регулирования авторских прав, основанная на концепции общего блага: анализ текущей ситуации и предложения по модернизации института защиты авторских прав, расширения доступа к знаниям и культурным ценностям.

Преподаватель: А.И.Вислый, В.А.Мау, А.А.Аузан, М.А.Федотов, Я.Н.Засурский
Авторские права: Иван Засурский, АИИ, СС

ДиссертацииМассовая коммуникация
Просмотров: 378
Страниц: 182
Дата публикации: 2015-04-21

НОВАЯ МОДЕЛЬ РЕГУЛИРОВАНИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ webpublishers•ru [kʌbın′etnвı utʃ′ɔ:nвı]

IVAN ZASSOURSKY THE NEW APPROACH TO COPYRIGHT REFORM based on the concept of common good Third edition, revised Webpublishers Association Armchair Scientist Publishers Moscow • Yekaterinburg 2016

ИВАН ЗАСУРСКИЙ НОВАЯ МОДЕЛЬ РЕГУЛИРОВАНИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ Общественное достояние и концепция общего блага Издание третье, исправленное и дополненное Ассоциация интернет-издателей Издательство «Кабинетный учёный» Москва • Екатеринбург 2016

ББК 67.4 УДК 347.78 З 36 Засурский, И. И. Новая модель регулирования авторских прав. Общественное достояние и концепция общего блага. — Издание третье, дополненное и исправ- ленное.— М., Екатеринбург: Ассоциация интер- нет-издателей, «Кабинетный учёный». — 182 с. — ISBN 978-5-7525-3123-1. Новое издание книги посвящено анализу совре- менных тенденций в сфере охраны авторских прав, российского регулирования и формули- ровке предложений по формированию новой государственной политики, основанной на кон- цепции общего блага и ставящей задачу откры- тия доступа к знаниям и культурным ценностям в интересах повышения уровня образования и культуры в российском обществе, смягчения «цифрового неравенства» и создания условий для опережающего развития информацион- но-библиотечной индустрии и новых медиа, за- пуска инновационной стратегии по развитию и умножению человеческого капитала. Создано в рамках проекта «Общественное до- стояние» Ассоциации интернет-издателей. При реализации проекта используются средства госу- дарственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Прези- дента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79- рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ. Публикуется под лицензией CC0. ISBN 978-5-7525-3123-1

7 Введение 15 Авторское право: развитие института в XXI веке 49 История и анализ регулирования авторских прав в постсоветской России 67 Анализ российского законодательства об авторском праве 123 Выводы и рекомендации для России: инновационная модель защиты авторских прав в интернете — «10 шагов» 149 Приложение № 1. Аналитическая записка по итогам реализации социально значимого проекта «Общественное достояние» 175 Приложение № 2. Манифест Ассоциации интернет-издателей 179 Приложение № 3. Декларация об учреждении Федеральной резервной системы банков знания

ВВЕДЕНИЕ

8 В современном мире понятие «общественное благо» оказалось сначала дискредитировано, а потом фактически замещено ана- лизом выгоды того или иного решения или правового режима для развития бизнеса. Однако подобный подход игнорирует не только очевидные реалии жизни (мы все потребляем информа- цию, но далеко не всегда за нее платим и совершенно не обяза- тельно это связано с каким-то бизнесом), но и целые социаль- ные секторы (госсектор, образование, научные исследования, частный сектор и прочее). Нигде эти противоречия не представляются настолько кричащими, как в сфере авторского права в цифровую эпоху. Развитие сети интернет и всей совокупности технологий, бла- годаря которым все больший процент нашего потребления, производства и обмена информации приходится на цифровые платформы. Новые технологии требуют и новых подходов к за- конодательству об авторских и смежных правах, что уже при- вело к появлению множества разрозненных инициатив, кото- рые по происхождению можно разделить на академические (то есть исходящие от сектора науки и образования), индустриаль- ные (происходящие из интернет-индустрии и смежных секто- ров цифровой индустрии) и политические (под которыми мож- но подразумевать экспертные и политические инициативы). Сегодня настал момент, когда у нас, в России, необходимо найти стратегический баланс между защитой интеллектуаль- ных прав и защитой общественных интересов, интересов го- сударства. Государство должно заботиться не только о защите авторских прав, но и о доступности общественного достояния для всех своих граждан. В настоящее время Россия имеет все шансы и возможности радикально улучшить ситуацию в сфе- рах науки, культуры и образования и закрепить лидерскую позицию прогрессивного и открытого государства на между- народной арене. Главное богатство в информационном обществе — это инфраструктура знания и сила личности, имеющей доступ к информации и культурному наследию. Когда говорят об уча- стии государства в развитии интернета и его вкладе в развитие общества знания, обычно имеют в виду техническую инфра- структуру сети, расширение каналов доступа, в то время как

9 по отношению к правовой составляющей (порой справедливо) господствуют негативные ожидания. Пока в мире ещё мало кто представляет себе, как функци- онирует информационное общество и каким будет общество знания, не можем в полной мере описать его ни как систему рынков, ни как экосистему. Всё это нуждается в подробном и детализированном исследовании, которое еще предстоит про- вести. Нам трудно представить себе, как именно будет рабо- тать коллективное сознание человечества в новых условиях, но можно утверждать наверняка, что в каком-то виде новые прак- тики стремительно распространяются уже сегодня. У нашей страны есть шанс сделать решительный вклад в формирование нового планетарного «коллективного разума», возможность существования которого предсказывал академик Вернадский, говоря о Ноосфере как о новой геологической эпохи (которую пока что окрестили Антропоценом). На уровне стран для раз- вития общества знания можно сделать очень и очень многое и уже понятно, с чего следует начать. По мере роста знания, доступного обществу без ограниче- ний и оплаты, потребность в «пиратском» получении инфор- мации будет снижаться, а запросы людей будут становиться всё более точными, специальными — и люди будут с большей готовностью платить. Причём в новой экономике авторы бу- дут получать значительно больше — за счёт снижения роли по- средников, на долю которых сейчас приходится большая часть прибыли. При этом необходимо учитывать роль операторов связи и повышение требований к качеству услуг, так как имен- но они в указанной модели будут обеспечивать существова- ние экосистемы. Доступ к интернету должен предоставляться на очень высоком уровне — среди физических требований к инфраструктуре в общем плане можно отметить надёжность доступа к интернету, услуга должна предоставляться на вы- сокой скорости и непрерывно. Также необходима разработ- ка релевантной экономической модели предоставления услуг связи, при которой цена услуг будет с одной стороны прием- лемой для пользователя, в другой — позволит операторам свя- зи поддерживать высокий уровень оказания услуг и развивать инфраструктуру и сервисы. Однако большую часть этих про-

10 блем можно решить, положившись на развитие технологии и силу рынков. Этого нельзя сказать о проблемах, связанных с открытием доступа к знаниям и культурным ценностям, защи- щённым закреплённой в законе монополией авторского права. Актуальной даже тогда, когда оно «бесхозное» или не требует защиты, авторское право постепенно стало оплотом реакции правообладателей на новые возможности, выражающейся в отказе от широкой дискуссии на тему реформы копирайта — даже когда реализация предложений реформы не несёт затрат, потерь или издержек, но обещает новые возможности, в том числе и для издательского бизнеса, и для авторов — а не только для потребителей их продукции. Расширяя пространство знания за счёт внедрения режи- ма общественного достояния и поощрения перемещения в него классических, востребованных, «потерянных», спорных и исторически значимых произведений, можно сделать реши- тельный вклад в становление и благосостояние информацион- ного общества. Речь идёт о создании эффекта «информацион- ной сверхпроводимости», который подробно описывается и разбирается в исследовании Ассоциации интернет-издателей «Информационная сверхпроводимость: авторское право как инструмент развития». Как показывают исследования АИИ и ЦЭМИ РАН, реали- зация предложений проекта «Общественное достояние» позво- лит радикально увеличить количество знания и культурных ценностей, доступных людям бесплатно, убрать препятствия на пути доступа к информации, стабилизировать и сохранить открытые информационные массив, в конечном счёте — ради- кально снизить цифровое неравенство. Этого можно добиться, в частности, через развитие открытых цифровых библиотек в национальном и международном масштабе — но нельзя, если не сделать информацию доступной без регистрации и барье- ров, если не открыть её перед поисковыми системами и поль- зователями. У нашей страны особая судьба. Согласно официальной идеологии СССР, искусство принадлежало народу — и по сей день многие произведения находятся в государственной соб- ственности. Формально правами на них распоряжаются те или

11 иные госучреждения, причём настолько неэффективно, что подавляющая часть этих произведений вообще исключена из гражданского оборота. Передача в общественное достояние значительной части культурного наследия советской эпохи может стать огромным вкладом в развитие не только россий- ского, но и мирового информационного пространства. Разуме- ется, важным условием успеха подобной программы является обеспечение легальности этой процедуры путём возвращения сроков охраны, действовавших на момент публикации произ- ведений, а также, в особых случаях, выкупа авторских прав у авторов советской эпохи, с тем чтобы они не чувствовали себя обманутыми и сами могли почувствовать плюсы от тех шагов, которые государство делает для развития общества знания. Ситуация с советским культурным наследием уникальна. Делая его общественным достоянием, мы возвращаем его не только гражданам России, но всем бывшим гражданам СССР. Россия является правопреемником Советского Союза, и в этом смысле мы восстанавливаем справедливость: это наше общее наследие, пусть оно и дальше служит сближению и дружбе на- ших народов. Однако вместе с тем мы делаем его доступным и всем людям нашей планеты. Не без умысла: мы хотели бы дать пример другим в надежде, что он окажется заразительным и другие страны также смогут сделать акцент на развитии сферы общественного достояния, не ущемляя при этом права авто- ров. Говорят, что информация хочет быть свободной — пусть так и будет, и в этом отчасти состоит роль государства в XXI веке. Удивительно, что такие простые и действенные способы расширения единого пространства знаний и русской культуры не пользуются популярностью у властей. По всей видимости, время реальных инструментов «мягкой силы» ещё не пришло, а реального желания или возможности сделать что-то для со- отечественников, порой рискующим тюрьмой ради просмотра кинофильма, пока нет.

12 *** Проект «Общественное достояние» длился всего год, но на самом деле работа над изменениями режима авторского пра- ва продолжается уже довольно давно, можно сказать, что она предшествовала основанию Ассоциации интернет-издателей, задачей которой и стало проведение в жизнь идей открытия доступа к знаниям и культурным ценностям. Так получилось, что активно занимаясь различными ин- тернет-проектами, я увидел надвигающуюся катастрофу в сфе- ре регулирования авторских прав немного раньше, чем многие другие эксперты. Делая ещё свой первый проект по созданию архива текстов произведений Litera.ru в 1997 году, я смог от- части осознать некоторые сложности, но реально столкнулся с ними уже во время работы в Rambler. Перед самым IPO, в 2004 году, мы запустили Rambler Vision — видео-хостинг эпохи «до YouTube» — но не смогли, будучи российским юридическим лицом и относительно крупной интернет-компанией, исполь- зовать агрессивные стратегии работы с пользовательским и просто чужим контентом, на которых во многом выросли сам YouTube (от иска телекомпаний его спасло поглощение Google) и сеть ВКонтакте в России. Позже, когда я пытался сделать кол- лекцию российского кино, я понял, что на самом деле «общее» в России означает практически не существующее — согласно заключениям юристов, я должен был отменить выход проекта, потому что в основном он состоял из американских и других зарубежных фильмов — при том, что у них срок охраны произ- ведений доходит до 95 лет! Таковы особенности регулирования авторских прав в стране, которая всё ещё является одним из крупнейших игроков в индустрии новых медиа. Даже то, что должно было перейти (и перешло) в статус общественного до- стояния, было незаконно возвращено под охрану, что позволи- ло втихаря провести ещё одну приватизацию в стиле Чубайса и в духе ложно понятых либеральных ценностей, то есть в инте- ресах частных лиц, вопреки интересам всех. У меня была только надежда и гипотеза, что можно изме- нить сложившийся статус-кво, потому что на самом деле круг заинтересованных лиц не так широк, а вред, который они нано- сят нам всем, колоссальный. Поэтому мы решили действовать.

13 Мы — это учредители ассоциации, главными из участников проекта стали Владимир Харитонов, исполнительный дирек- тор Ассоциации интернет-издателей, а также руководители фонда «Викимедиа.РУ» Станислав Козловский и Владимир Ме- дейко. Позже к нам присоединилась Ирина Левова, которая за- нималась организацией и проведением нескольких ключевых исследований, ставших частью проекта. Без вклада Владимира, Стаса и Ирины мне не удалось бы закончить даже эту книгу, которую я в итоге опубликовал на сайте Вернский как проект своей докторской диссертации. Друзья, я благодарю Вас! Ваша помощь неоценима, Вы — ключевые игроки в этой истории. Всего год назад к нам присоединилась Наталия Трищен- ко, которая, в качестве руководителя проектов Ассоциации интернет-издателей, помогла нам сформировать, запустить и реализовать проект «Общественное достояние», который се- годня нашёл логическое продолжение в виде следующего на- шего проекта «Ноосфера. Запуск», который строится на проек- те «Общественное достояние» как на надёжном ценностном и научном фундаменте, вопреки постоянному противодействию эгоистичных стейкхолдеров, будь то правообладатели, узколо- бые предприниматели, библиотеки, чиновники или мытари от авторских прав, — все те, кто пытается строить свои страте- гии на закрытии доступа к знаниям и культурным ценностям. Но мы продолжаем работать. Сегодня я чувствую как никогда остро близость нашей победы, которая основана на элементар- ном анализе того, что представляет собой максимальное общее благо в настоящий момент — с обязательством продолжать движение даже если кажется, что успеха не будет никогда, что понимание найти невозможно, что сопротивление преодолеть не удастся. Только мы все вместе как группа единомышленни- ков и крупнейшая независимая индустриальная ассоциация сможем добиться успеха, потому что задуманное нами выше сил одного человека. Главное достоинство этой книги — то, что она смогла вобрать в себя многие результаты широкой многолетней ис- следовательской программы, результаты которой раскрыты в сборнике «Общественное достояние», который по праву мож- но считать вторым томом этой книги. В нём содержатся пред-

14 ложения АИИ по реформе авторского права, исследование по информационной сверхпроводимости и потерям издателей от существующего правового режима, выводы исследований по сиротским произведениям, по особенностям перехода произ- ведений в общественное достояние в России, предложения по формированию ключевых объектов цифровой инфраструк- туры («Инфраструктура Ноосферы»), предполагающие запуск Федеральной резервной системы банков знания, выдержки из исследования о правах интернет-пользователей и другие рабо- ты, в том числе победителей нашего конкурса среди учебных и выпускных работ по проблемам авторского права и открытия доступа к знаниям и культурным ценностям. В конечном счёте реализация предлагаемой государствен- ной политики выгодна всем. Без решения проблемы цифро- вого неравенства, без обеспечения людей доступа к знаниям и культурным ценностям в среде и на скорости коммуника- ции нельзя сформировать развитое общество знания, нельзя использовать потенциал развития, который предлагают нам современные технологии и новые медиа. Нельзя перейти от «ручной» системы управления и коллективного сознания масс к коллективному разуму Ноосферы. Нельзя даже попробовать. А мы не просто попробуем, мы постараемся, потому что поставить точку в теоретических дискуссиях о ценности Ноо- сферы как нормативной теории медиа может поставить только практика. Если новое общество — это общество Знания, то мы должны научиться генерировать наш главный человеческий капитал, и использовать то, что у нас есть, «по полной».

АВТОРСКОЕ ПРАВО: РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА В XXI ВЕКЕ

16 Реформа авторского права: международный опыт Попытки регулирования интеллектуальной собственности в цифровом мире начались еще в 1996 году, c принятия Дого- вора ВОИС по авторскому праву. На основе этого соглашения были сформирован американский DMCA в 1998 году, на при- мере которого создавалось регулирование во многих других странах, и директивы Евросоюза по авторским и смежным правам в информационном обществе 2001 года. К концу пер- вого десятилетия XXI века существующим положением вещей оказались недовольны как интернет-компании (создатели до- говора не предполагали такого бурного развития контентных и UGC-сервисов [1]), так и правообладатели, которые проигры- вали войну с неуловимой нелегальной дистрибуцией и нацели- вались на доходы интернет-компаний и операторов связи. Долгое время постановку вопроса о регулировании интел- лектуальной собственности в мире задавали США. При этом в США существует две политики в области интеллектуальной собственности: внутренняя, с очень сильным принципом сво- бодного (добросовестного) использованию объектов авторско- го права, иммунитетом для информационных посредников, невозможностью блокировки сайтов и механизмами контруве- домлений; и международная — направленная на максимальное ужесточение регулирования и игнорирование существующих международных структур, таких как ВОИС. Международные соглашения, таким образом, служили инструментом не только для распространения более жесткого режима регулирования, но и для «гармонизации» внутреннего законодательства США в свете новых обязательств государства перед партнерами. Переломный момент настал в 2011 году, когда две иници- ативы, направленные на ужесточение политики США в обоих направлениях (законопроект SOPA, и международное согла- шение ACTA) были побеждены усилиями общества и интер- нет-компаний. На этой волне появляется манифест респу- 1 UGS-сервисы (англ. user-generated content) — сервисы, где поль- зователи сами создают новый контент, новые произведения. На- пример, сервисы блогов, фото- и видеохостинги, вики-энциклопе- дии, социальные сети и пр.

17 бликанской партии о реформе копирайта, внедряется план по саморегулированию отрасли (так называемые «шесть страй- ков», предполагающие уведомление пользователей о нарушени- ях). Требования по реформированию части законодательства о «цифровых замках», в частности, запрещающих разблоки- рование смартфонов, перерастает в полноценное обсуждение реформы интеллектуальной собственности. Несмотря на пока неудачные попытки разрешить использование «сиротских» произведений, предложения ослабления регулирования в об- ласти авторских прав в целях сохранения культурного насле- дия начинают находить поддержку в правительстве. Об этом явно свидетельствует позиция директора US Copyright Oice Марии Палланте, весной 2013 года призвавшей к реформе ав- торского права. [2] Библиотека Конгресса (в ведении которой в частности находится регистрирование авторских прав) так же бьет тревогу о том, что безвозвратно теряются архивные запи- си из-за невозможности их легальной оцифровки. В Великобритании во время рассмотрения и принятия Digital Economy Act проводилось серьезное академическое независимое исследование (доклад Йена Харгривса по заказу премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона «Digital Opportunity: A Review of Intellectual Property and Growth»). [3] При этом действие данного закона вводится поэтапно, и толь- ко после независимой оценки эффективности и последствий механизмов нового регулирования. Главным регулятором остается OfCom — саморегулирующаяся отраслевая органи- зация в сфере телекоммуникаций. В настоящий момент опе- раторы связи обязаны собирать информацию о нарушителях и уведомлять пользователей о жалобах правообладателей, и в худших случаях — ограничивать доступ. Пользователи могут оспорить решение регулятора. В то же время блокировки сай- 2 he Next Great Copyright Act // Columbia Law School: http://www. law.columbia.edu/null/download?&exclusive=ilemgr.download&ile_ id=612486 (дата обращения: 17.05.2016).. 3 Digital opportunity: review of intellectual property and growth // gov.uk: http://www.ipo.gov.uk/ipreview-inalreport.pdf (дата обраще- ния: 17.05.2016).

18 тов на уровне операторов связи были признаны неэффектив- ной мерой, и эти положения законодательства утратили силу. Однако блокировка возможна после полноценного судебного процесса. Кроме того, были значительно расширены принци- пы свободного использования произведения (в том числе для личных целей), изучена и признана важность UGC для интер- нет-экономики, приняты правила использования «сиротских» произведений. Государство и правообладатели взяли курс на максимально возможную «конвертацию» пиратских ресурсов в легальное русло. На базе британской реформы идет обсуж- дение грядущих изменений законодательства в Австралии, но при этом часть тезисов (в том числе о свободном использова- нии и иммунитете информационных посредников) на текущий момент более походят на канадскую реформу (законопроект С-11). Новые канадские законопроекты, принятые в 2012 году, вероятно, являются одними из самых либеральных в области регулирования интернета. Наиболее интересным пунктом является один из первых (после аналогичного закона, приня- того в 2010 году в Чили [4]) случай ввода принципа борьбы с нелегальным контентом notice-and-notice: по заявлению пра- вообладателя контент не удаляется, а отправляется уведомле- ние владельцу сайта/пользователю, и им дается возможность опротестовать жалобу. При этом иммунитет информационных посредников не зависит от исполнения требований правооб- ладателей. Во Франции фактически отменено действие печально известного «антипиратского закона» HADOPI, закона о «трех страйках», в связи с его катастрофической неэффективностью и дороговизной воплоще- ния. В то же время новое правительство дало приоритет развитию об- щественного достояния и сохранению культурных ценностей. Так во Франции приняты положения, расширяющие возможности архивов и библиотек по созданию копий и закон о сиротских произведениях, принудительно возвращающий в библиотеки и коммерческий оборот 4 Chile Breaks New Ground in Regulating IP Liability // World Intellectual Property Organization: http://www.wipo.int/wipo_ magazine/en/2010/03/article_0009.html (дата обращения: 17.05.2016).

19 книги, давно отсутствующие на рынке (Loi n° 2012-287 du 1er mars 2012 relative à l’exploitation numérique des livres indisponibles du xxe siècle). Не везде в Европе законодательство меняется в сторону либерализации. Так, в Испании, где когда-то свирепствовала Инквизиция, под огромным давлением США рассматривается возможность ужесточения регулирования. Сейчас владельцы сайтов и провайдеры обязаны реагировать на заявления пра- вообладателей об удалении контента. Заявления правообла- дателей о блокировке рассматриваются специализированной общественной организацией и далее отправляются на утверж- дение в суд. По новому законопроекту физическим лицам, зара- батывающим на распространении пиратского контента, грозит тюремное заключение и штрафы. Однако копирование в лич- ных целях и некоммерческий файлообмен остается законным по решению судов, так как покрывается существующим «нало- гом на носители». Немаловажно и то, что новый законопроект не распространяются на пользователей, поисковые сервисы и даже торрент-трекеры. В Германии недавним решением правительства ограниче- ны размеры штрафов для пользователей и возможные поводы, по которым их можно выписывать: появилась целая индустрия компаний, зарабатывающих на рассылке «писем счастья», зло- употребляющих законодательством. Обсуждение возможных реформ в стране проходит на фоне противостояния концерт- ной индустрии, ночных клубов и многих независимых музы- кантов с местной организацией по управлению коллективны- ми правами GEMA из-за фактической невозможности выйти из нее, резкого увеличения лицензионных платежей, игнори- рование свободных лицензий, блокирования в стране музы- ки на YouTube. В конце сентября 2013 года была создана аль- тернативная организация по управлению правами Cultural Commons Collecting Society SCE mbH (C3S) и подана петиция в правительство о ликвидации монополии GEMA. Первоначаль- ное финансирование проекта C3S было осуществлено при по- мощи краудфандинга. Отдельного упоминания заслуживает Берлинская деклара- ция по открытому доступу к гуманитарному и научному зна- нию, которая стала ключевым документом, на основе которого

20 развернулась международная инициатива по открытию досту- па ОА2020. В частности, согласно утверждённому по итогам конференции документу, получившему осторожное название «Выражение заинтересованности в крупномасштабной реали- зации инициативы в сфере научных журналов», европейское научное сообщество признало необходимость трансформации системы научных журналов и перераспределения ресурсов в пользу открытых платформ и репозиториев [5]. Согласно до- рожной карте проекта, ключевые изменения в первую очередь должны коснуться библиотек. Изменения невозможны без адекватного использования огромных фондов библиотек, ко- торый сегодня расходуется на подписки. Согласно дорожной карте, у библиотек также есть роль в организации денежных потоков в эпоху открытого доступа. Эта европейская иници- атива претендует на статус глобальной и призывает сторон- ников открытого доступа к объединению «поверх барьеров» стран и организаций. В целом общее направление новой политики ЕС можно охарактеризовать так: расширение общественного достояния, сохранение культурных ценностей, свободный доступ к науч- ным работам (уже более половины исследований публикуются открыто). Широко известно, что научные журналы — худшие правообладатели. Доступ к подобным изданиям очень дорог, а ученые, порой, платят сами за то чтобы в них печататься. Про- движение свободного доступа проходило в два этапа: вначале появились требования открытых публикаций для всех иссле- дований, в которых есть финансирование государства, затем открытый доступ начали активно поддерживать в самом науч- ном сообществе. Самым важным примером такой поддержки служит Берлинская декларация об открытом доступе к науч- ному и гуманитарному знанию 2003 года. Эта негосударствен- ная инициатива сформулировала требования, предъявляемые к работе, которая должна публиковаться в открытом доступе. 5 Expression of Interest in the Large-scale Implementation of Open Access to Scholarly Journals, Berlin, 2015: http://oa2020.org/mission/ (Дата обращения 17.05.2016).

21 Основные требования понятны, просты, и отражают новую политику ЕС: «Авторы и владельцы прав на такие публикации гаран- тируют всем пользователям неотъемлемое право на сво- бодный, всемирный доступ к данным публикациям и дают им свое разрешение на их копирование, использо- вание, распространение, передачу и публичное воспро- изведение, а также на создание и распространение про- изводных от них работ — с помощью любого цифрового медиасредства и в любых учитывающих ответственность целях, при условии корректного указания на авторство. (Научное сообщество, как и ранее, может определять правила в отношении корректного указания авторства и ответственного использования публикаций). Кроме того, для личного пользования разрешается изготавливать не- большое количество распечаток этих опубликованных работ». [6] Однако наиболее важная для развития интернет-сервисов директива ЕС — это создание единого рынка: максимальное упрощение лицензирования объектов интеллектуальной соб- ственности, создание единых лицензий, действующих во всех странах ЕС. В рамках этого процесса необходимо так же про- вести регулирование работы обществ по управлению правами. Главный тезис комиссаров ЕС таков: новые законы не нужны, если сделать контент максимально доступным и дешёвым. Важная часть новой доктрины — развитие открытых дан- ных, сопровождающееся реформой авторского права в области баз данных (в настоящий момент ограничивающей возможно- сти использования открытых данных, в особенности коммер- ческими организациями). Одним из наиболее важных международных событий по- следнего времени в области авторского права стало принятие в 2013 году нового соглашения в рамках ВОИС по доступности 6 Д ы , . ВР ы «О щ » (http://nooregistrв.ru) «Ч ы К » (http:// ааа.chaskor.ru).

22 работ для слепых и слабовидящих после почти 18 лет с момен- та появления первых предложений. К сожалению, делегация США активно ставила препятствия и подписание соглашения до последнего момента было под угрозой. Под влиянием лобби- стов от киноиндустрии были убраны положения, касающиеся работ для людей с другими формами ограничения здоровья (в том числе глухих), значительно ограничены возможности по свободному использованию произведений для слепых. В по- следнее время работа над подобными соглашениями велась в секретном режиме. Примерами такого отношения можно считать продолжающиеся переговоры по TPP (Trans-Paciic Partnership) и TAFTA (Transatlantic Free Trade Area), в том чис- ле содержащие (судя по утечкам), худшие положения ACTA (обсуждение которого так же нельзя назвать открытым). Воз- вращение международных переговоров в структуры ООН, а также создание прецедентов на уровне национального регу- лирования — чрезвычайно важно для соблюдения интересов всех сторон при обсуждении возможных реформ в области ин- теллектуальной собственности. Реформа авторского права в Швейцарии В Швейцарии авторское право, как и в других странах, бази- руется на Бернской конвенции по охране литературных и ху- дожественных произведений, которая требует адаптации к условиям информационного общества с его новыми техноло- гическими возможностями их распространения. Швейцарский опыт интересен тем, что именно в этой стра- не впервые государство встало на сторону пользователей ин- тернета. В октябре 2011 года швейцарское правительство по- становило, что бесплатное копирование авторской продукции в интернете законно и не должно преследоваться со стороны правообладателей [7]. Постановление правительства было вы- несено на основе решения швейцарского суда, рассмотревшего иск производителей развлекательного контента (музыки, филь- 7 Schweizerische Bundeskanzlei // Botschaten und Berichte: http:// www.bk.admin.ch/dienstleistungen/db/04823/index.html?lang=de (дата обращения: 17.05.2016).

23 мов, книг), требовавших ограничить использование новых тех- нологий для копирования и распространения авторских мате- риалов в интернете на том основании, что это уменьшает их доходы от продаж. В процессе рассмотрения дела в суде было установлено, что треть граждан Швейцарии старше 14 лет ко- пирует контрафактные фильмы, музыку, игры и другие инфор- мационные продукты из интернета, но при этом финансовые расходы этой группы населения на покупку легальной продук- ции не уменьшаются, а бюджет, предназначенный для приоб- ретения развлекательного контента, остается стабильным. Та- ким образом, так называемая «пиратская» загрузка продукции из интернета носит дополнительный характер, сэкономленные на этом средства тратятся на покупку легальной продукции, а интересы правообладателей при этом практически не страда- ют. Это решение швейцарского суда, ставшего на защиту ин- тернет-пользователей от юридических претензий со стороны правообладателей, явилось логическим продолжением преды- дущего. В сентябре 2010 года постановлением суда было запре- щено отслеживать частные IP-адреса пользователей файло-об- менных сайтов на том основании, что это личная информация, что лишило правообладателей возможности сбора доказа- тельств о нарушителях их прав. В ноябре 2011 года швейцар- ский суд пошел дальше и, рассмотрев вопрос о законности копирования контента из интернета без разрешения правооб- ладателей, вынес положительное решение. Это автоматически блокировало в Швейцарии несколько антипиратских инициа- тив. Дискуссия о необходимости пересмотра основных поло- жений законодательства об интеллектуальной собственности в интернете разделила участников правового поля на два лагеря. С одной стороны, сторонники строгого соблюдения действу- ющих принципов защиты интеллектуальной собственности (например, бельгийские суды, обязавшие провайдеров филь- тровать трафик своих клиентов и блокировать копирование «пиратской» продукции). С другой стороны, сторонники либе- рализации действующего законодательства, ограничивающе- го, по их мнению, права человека на свободу слова и на свободу

24 распространения информации. На этой позиции стоит Суд Ев- ропейского Союза, признавший незаконным решение бельгий- ских судов по фильтрации трафика: 24 ноября 2011 года Суд Европейского союза (ECJ) вынес решение по делу C-70/10 [8] по длительному спору между двумя бельгийскими компаниями: интернет-провайдером Scarlet и Ассоциацией авторов, ком- позиторов и издателей музыкальных произведений SABAM, представляющей интересы правообладателей при использова- нии их интеллектуальной собственности. Швейцарское руко- водство разделило позиции Суда Европейского Союза и при- знало незаконными фильтрацию и блокирование контента как действия, нарушающие права на свободу слова и неприкосно- венность персональных данных. Достаточно чёткую позицию занимает правительство Швейцарии и в отношении ограничений в сфере доступа к информации в интернете, принятых в других странах: при- знана недопустимой практика жестких мер, аналогичных уста- новленным французским законом о «трех предупреждениях» (HADOPI [9]), согласно которому пользователи интернета, ули- ченные в копировании нелегального контента, подвергались штрафным санкциям вплоть до запрета доступа в сеть [10]. В решении правительства Швейцарии отмечается, что со- временные информационные технологии изменили подходы к распространению информации, и производители контента должны ориентироваться на новые медиатехнологии и созда- вать новые бизнес-модели, которые будут удобными для поль- зователей и выгодными для авторов и правообладателей. В сентябре 2012 года Международный совет по борьбе с пиратством при конгрессе США (IAPC) обнародовал список стран, «отстающих» в деле защиты авторских прав в интерне- те. Пятое место занимает Швейцария (первые позиции у Укра- 8 C-70/10: https://goo.gl/q98Kyq (Дата обращения 14.05.2016). 9 Haute Autorité pour la difusion des œuvres et la protection des droits sur internet — закон, позволяющий штрафовать или «отклю- чать». пользователей от интернета за три нелегальных скачивания контента. Был отменён в июле 2013 года. 10 HADOPI был отменён во Франции в 2013 году.

25 ины, России, Китая и Италии). Однако, несмотря на претензии совета, решение правительства Швейцарии остается в силе и по-прежнему защищает право интернет-пользователей на сво- бодный доступ к информации. Либеральная позиция правительства Швейцарии относи- тельно авторских прав на интеллектуальную собственность в интернете вызвала бурную дискуссию в других странах. Представители «пиратских» партий по всему миру призыва- ют авторов и правообладателей изменить свои взгляды на ин- теллектуальную собственность в соответствии с новыми реали- ями. Правозащитная организация Фонд электронных рубежей (Electronic Frontier Foundation, EFF) запустила специальный интернет-проект Global Chekepoints [11], чтобы показать, как в современном мире права интеллектуальной собственности зачастую не просто не выполняют своей основной функции, но становятся инструментом ограничения основополагающих прав человека на свободу слова и распространения информа- ции. Реформа авторского права в Канаде Канада — один из передовых фронтов войны правообладате- лей с интернетом. Несмотря на прекрасное законодательство об авторском праве, страна постоянно попадает в список Го- сударственного департамента США USTR301 за «поддержку пиратства». В 2012 году, впервые за 15 лет, была проведена мас- штабная реформа копирайта и принят так называемый «закон C-11», в создании которого активно участвовали общественные организации и эксперты. Это была уже третья — с 2006 года — попытка провести реформу авторского права, оказавшаяся успешной благодаря широкому вовлечению общества в обсуж- дение закона. Многие правоведы называют канадский закон куда лучше подходящим для цифровой реальности, чем амери- канский DMCA. Но, разумеется, американских правообладате- лей это не остановило: давление на политиков продолжается. Основные положения реформы: 11 Global Censorship Chokepoints: http://www.globalchokepoints.org (дата обращения: 17.05.2016).

26 • легализация копирования в личных целях, в том числе записи с эфира и изменение формата копий (перекодирование, создание цифровой копии физического носителя и т. д.); • расширение принципа свободного использования про- изведений (fair dealing — в терминах канадского законодатель- ства). Свободное использование возможно в образовательных, исследовательских, информационных целях, для создания пародий и сатирических произведений, ремиксов и мэшапов, домашнего видео, а так же различных форм генерируемого пользователями контента (UGC), созданных в некоммерческих целях с использованием коммерческой музыки. Библиотеки могут переводить архивы в нужные им форматы (в том числе заниматься оцифровкой любых произведений); • расширение возможности работы с «сиротскими» про- изведениями: регулятор выдает лицензии на работу с такими произведениями, если были предприняты достаточные меры по выявлению правообладателя; • запрет на обход цифровой защиты, за исключением раз- блокирования телефонов и других устройств, а также в целях защиты персональных данных и создания контента для людей с ограничениями здоровья; • ограничение вмененного ущерба по делам о нарушении авторских прав. Границы установлены от $100 до $5000 за не- коммерческие нарушения за все случаи в рамках одного дела, и от $500 до $20 000 за каждый объект интеллектуальной соб- ственности для коммерческих нарушителей. При этом закон содержит предписания для судей, исходя из которых в боль- шинстве дел штрафы должны назначаться по нижней границе; • принятие системы «notice and notice» (уведомление и уведомление), требующей от сервис-провайдеров отправлять нарушителям уведомления от правообладателей. В законодательстве многих стран по примеру США введена система notice and takedown (уведомление и снятие). В такой си- стеме сервис-провайдер обязан реагировать на запросы право- обладателей и блокировать или удалять контент, нарушающий авторские или смежные права. При этом информационный по- средник приобретает иммунитет от судебного преследования за действия пользователей. Канадская система notice and notice,

27 появившаяся из существовавших принципов саморегулиро- вания, предполагает иммунитет для добросовестных инфор- мационных посредников по умолчанию. При получении уве- домления об правообладателя провайдер обязан сообщить о жалобе пользователю, который может опротестовать решение. Удаление контента не требуется законом, однако чаще всего это происходит в соответствии с пользовательским соглашением сервис-провайдера. Если провайдер не передает уведомления правообладателей пользователям, он может быть оштрафован на сумму в $5000–$10 000. У правообладателей есть возмож- ность подать в суд на пользователей и провайдеров в общем порядке, если существуют доказательства, что основная цель деятельности информационного посредника — коммерческое «пиратство». Второй составляющей реформы авторского права в Канаде стали решения Верховного суда от 2012 года по нескольким де- лам, охватывающим проблемы свободного использования, ли- цензионных отчислений, а так того, что же считать публичным воспроизведением. В частности, ксерокопирование учебных материалов в школах было признано свободным использова- нием; музыка в видеоиграх не требует отчислений за публич- ное воспроизведение, равно как и продажа контента в цифро- вой форме (но отчисления требуются от потоковых сервисов); ознакомительные фрагменты звукозаписей в музыкальных сервисах подпадают под свободное использование в целях изу- чения. Решения суда вводят несколько новых доктрин в канад- ское законодательство. В частности, в законодательство Канады были введены по- ложения: • Расширение понятия «добросовестного использования», которое кроме научных исследований, изучения в личных це- лях, написания критических статей, обзоров и новостных со- общений, пополнилось сатирическими, пародийными и обра- зовательными целями. • Создание пользовательского контента разрешено путем комбинирования или использования легально размещенных в сети Интернет авторских материалов в некоммерческих целях

28 с обязательным указанием источника заимствования без нане- сения ущерба интересам правообладателя. • Внедрение оговорки, позволяющей свободное использо- вание некоторых типов авторских работ для частных (личных) целей с соблюдением ряда условий (в т.ч. копию нельзя пода- рить, продать или предоставить во временное пользование). Суды обязаны учитывать широкую трактовку принципов свободного использования и прав пользователей. Общества по управлению коллективными правами не могут претендовать на сборы лицензионных отчислений при появлении новых методов дистрибуции и обязаны учитывать принципы технологической нейтральности. Одной из целей законодательства об интеллектуальной собственности является обеспечение доступа к необходимым материалам в целях образования, и это относится как к препо- давателям, так и к студентам. Законы об интеллектуальной собственности предполагают не только защиту, но также доступ и распространение инфор- мации. Исследовательская деятельность в контексте законодатель- ства не ограничена «целями созидания», но распространяется на исследование в потребительских или личных целях. Для применения принципов свободного использования необяза- тельно наличие «трансформативного» использования. Исполь- зование в личных целях часто подходит под принцип свобод- ного. Практики, повышающие продажи работ, не могут считать- ся негативными в целях применения законодательства. Кон- цепция «публичного» должна рассматриваться в свете новых технологий, технологической нейтральности и целей законо- дательства. Тот факт, что коммуникация может быть двухсто- ронней на индивидуальном уровне, не делает эту коммуника- цию «публичной». Таким образом, Канада получила одну из наиболее широ- ких доктрин свободного использования, из существующих в мировой практике. Несмотря на то, то коммерческое свобод- ное использование по-прежнему остается почти уникальным для США, канадское свободное использование для UGC (так

29 называемое «исключение для YouTube») очень важно для защи- ты прав пользователей от наиболее распространенного случая злоупотребления правообладателями DMCA и другими подоб- ными законами. Реформистские тенденции в политике копирайта в США В 2012 году исследовательским комитетом Республиканской партии США был подготовлен отчет о состоянии текущего за- конодательства США о копирайте [12]. И хотя его убрали из от- крытого доступа спустя всего сутки после опубликования, он широко обсуждался среди журналистов, сетевых активистов и правоведов как один из наиболее передовых документов, посвященных реформе авторского права. К сожалению, из-за вмешательства некоторых политиков документ был положен под сукно, а его автор уволен, однако сам факт того, что изло- женные в этом документе идеи приходят в головы даже кон- сервативным экспертам, свидетельствует о том, что политика в области копирайта в самой влиятельной в этом отношении страны в мире может свернуть с традиционного «охранитель- ного» пути. В отчете анализируются заблуждения об авторском праве и возможные реформы, которые бы стимулировали экономи- ческий рост в частном секторе, а также привели бы законода- тельство в соответствие с конституционными принципами. Авторами отмечается, что современный правовой ре- жим — это форма государственной поддержки, которая вредит инновациям и потребителю. В такой системе проигравшие — это новые индустрии, которые могли бы создавать новое богат- ство и добавленную стоимость. В документе приводятся следующие негативные примеры влияния текущей парадигмы интеллектуальной собственно- сти. 12 RSC hree Myths About Copyright Law by Republican Study Committee // Internet Archive: https://archive.org/details/ RschreeMythsAboutCopyrightLaw (дата обращения: 17.05.2016).

30 • Затормаживание индустрии ремиксов и ди-джеев. Во многих странах существует развитая DJ-культура, а в США ее нет. Культура ремиксов демократичная, начинающие арти- сты могут соревноваться, опираясь на собственный талант. Молодые ди-джеи выкладывают свои записи в Сеть, некото- рые — приобретают популярность. Однако в США ди-джеи не имеют возможности выкладывать, а тем более продавать свои миксы — только выступать вживую. Правила использования музыкальных сэмплов чрезвычайно сложны и часто требуют юридической консультации, чтобы избежать штрафов и судеб- ных исков. • Воспрепятствование научным исследованиям. Научные статьи первой половины XX века все еще не в общественном достоянии. В этом отсутствует логика, поскольку целью боль- шинства статей является продолжение исследований, а целью авторов — продвижение их области науки и цитирование в других публикациях. Учёные оцениваются по числу цитат из их публикаций, что делает их сторонниками открытого досту- па практически по определению (по признанию Springer, цити- руемость публикаций в открытом доступе в среднем в 2,5 раза выше). Разумеется, нужно компенсировать затраты на исследо- вания, но после 14 лет большая часть, если почти не весь сто- имостной потенциал произведения оказывается исчерпан, и интерес к распространению работ преобладает. Если бы старые научные документы выкладывались бесплатно в Google Scholar для всех по прошествии разумного срока (сравнимого с длиной патентной охраны) с момента публикации, доступность и ис- пользование в научном анализе увеличились бы значительно. • Препятствие созданию публичных библиотек. Огром- ный объем знаний заперт в книгах и недоступен в интернете. Проект «Гутенберг» создан, чтобы изменить эту ситуацию и со- здать сетевую коллекцию всех книг, не защищенных авторским правом. Потенциально он может стать величайшей коллекци- ей знаний в истории человечества, доступной каждому посред- ством одного нажатия кнопки. Но доступное знание обрыва- ется в районе 1923 года, когда работы перестают становиться общественным достоянием.

31 • Ухудшение положения смежных отраслей. Текущая па- радигма работает для производителей контента, но не для тех, кто создает добавленную стоимость на основе контента. Карательные санкции в отношении журналистики и обще- ственного контроля. Законы позволяют создателям докумен- тов объявлять их интеллектуальной собственностью, чтобы скрыть инкриминирующую информацию. И хотя эти доку- менты можно запросить в суде, публикация их в прессе или общественной организацией часто незаконна. Авторы отчета предлагают следующие меры по реформе института авторского права: 1. Реформа вмененного ущерба. Сейчас правообладате- лям не нужно доказывать реально нанесенный ущерб: в за- конах об авторском праве существует вмененный ущерб за нарушения в размере от $750 до $30 тысяч за каждый случай. Верхняя планка — $150 тысяч за «умышленное» нарушение. В существующей практике правообладатель практически всегда заявляет, что нарушение было умышленным. Кроме того, сло- жившаяся система нагружает суды, поскольку правообладате- ли подают массовые иски и используют угрозу штрафа в $150 000 для урегулирования дела. Возмещение ущерба в делах о копирайте должно компенсировать реальный ущерб правооб- ладателя, а не наказывать нарушителя. 2. Расширение определения добросовестного использо- вания. В настоящий момент законное определение, что являет- ся добросовестным использованием, достаточно произвольно трактуется на основе судебных прецедентов. Например, паро- дии считаются добросовестным использованием, а сатира — нет. 3. Ввести наказание за ложные претензии по копирай- ту. Поскольку наказание за ложные претензии или запросы на удаление контента практически отсутствуют, таковые встреча- ются очень часто и ограничивают свободу слова. Закон требует от запроса свидетельства о правах на контент, но не свидетель- ства того, что контент нарушает чьи-то права. 4. Жестко ограничить сроки действия авторских прав и ввести меры, сдерживающие их продление, в частности:

32 • Новые работы получают 12 лет защиты, после регистра- ции. Срок действия авторских прав на существующие работы продлевается с момента принятия нового законодательства. • Возможность продления срока еще на 12 лет (стоимостью в 1% от всех доходов от объекта авторского права на террито- рии США за первые 12 лет, т.е. все продажи). • Возможность продления еще на 6 лет (стоимостью в 3% от всех доходов от объекта авторского права на территории США за предыдущие 12 лет). • Возможность продления еще на 6 лет (стоимостью в 5% от всех доходов от объекта авторского права на территории США за предыдущие 6 лет). • Возможность продления еще на 10 лет (стоимостью в 10% от всех доходов от объекта авторского права на территории США за все время). Согласно этому предложению, срок действия копирайта заканчивается через 46 лет. Реформа авторского права во Франции Франция является одним из столпов «континентального права» и «дирижистской» экономики. Государство со времён Наполе- она является одним из крупнейших игроков на рынке техноло- гий — именно оно вложилось в оптический телеграф, выкупи- ло в своё время патент на дагерротип (прототип фотографии) и отдало его миру в бесплатное пользование, установило по всей стране сеть Minitel и проч. Не так давно во Франции вступил в силу закон, позволяющий отключать от интернета пользова- телей, трижды замеченных в скачивании из сети нелегального контента. Однако закон об отключении интернет-пользовате- лей HADOPI в 2013 г. был отменён, а еще раньше, в 2012 году, Франция рискнула потеснить авторов. Согласно принятому в марте 2012 года Национальным со- бранием и одобренному Сенатом закону «Закон о недоступных книгах ХХ века» [13], французское государство решило присту- 13 LOI n° 2012-287 du 1er mars 2012 relative à l’exploitation numérique des livres indisponibles du XXe siècle // Legifrance: http://goo.gl/fK8AM (дата обращения: 17.05.2016).

33 пить к оцифровке сотен тысяч книг французских писателей, не спрашивая на то их разрешения. Принудительной оцифровке для начала будут подвергнуты около полумиллиона книг, из- данных до начала XXI века. Речь идёт не обо всех книгах, но только о тех, которых уже нет в прямой (букинисты не в счёт) книжной продаже. После оцифровки книги окажутся в прода- же, но уже в электронном виде. Список изданий, который долж- ны пойти в работу, должна подготовить крупнейшая француз- ская государственная Bibliothèque Nationale. Заниматься этим проектом будет не само государство и не Национальная библи- отека, а специальная компания, которая будет не только оциф- ровывать книги, но и заниматься их дистрибуцией для он- лайновых книжных магазинов электронных книг и собирать отчисления от их продаж. Компания, согласно закону, на 40% должна контролироваться государством, а на 60% — издателя- ми. Проект начинал с гранта от французского правительства на €30 млн, при этом роялти от продаж должно делиться на па- ритетных началах между компанией и правообладателями. Скандальность закону придаёт то, что он предусматривает оцифровку книг без всякого разрешения авторов и независимо от того, закончился ли срок охраны прав на эти произведения. Закон предусматривает, что в течение полугода правообладате- ли (авторы или издатели) могут заявить об изъятии своих книг из проекта. Но при этом издателям даётся два года на то, чтобы книга, которой уже нет в продаже, снова появилась на рынке. Если правообладатель не справится с этой обязанностью, то книга снова попадёт в проект. Надо заметить, что основные принципы нового француз- ского закона повторяют основные параметры открытого со- глашения, которое в своё время компания Google предлагала заключить с авторами. Соглашение предусматривало авторам отчисления с прямых и рекламных продаж оцифрованных IT-гигантом книг, равно как и принцип уведомления о выходе из соглашения. Соглашение Google вызвало бурные протесты писателей в США и в Европе (особенно во Франции) и в конце концов оказалось в суде. Новый закон, что неудивительно, вызвал бурное обсуж- дение во французской писательской среде, а некоторые авто-

34 ры уже заявили, что будут его обжаловать из-за нарушения принципов авторского права. И эти обвинения совершенно справедливы: закон действительно нарушает фундамент, на котором держится современная система охраны прав автора, предполагающая, что автор имеет абсолютную власть над сво- им произведением, выступая в качестве его собственника, поч- ти такого же, как владелец земли или автомобиля. Надо, однако, отдать должное французским законодате- лям, которые решились посягнуть на эти неограниченные права автора, руководствуясь, как ни странно, традиционной для Франции идеологией культурного превосходства и пони- манием того, что принципы права XIX века уже не слишком подходят для века двадцать первого. Французская культура, в первую очередь, язык и литература, но также кинематограф и т. д. — тот аспект, которым французские политики особенно озабочены со времён окончания Второй мировой войны. Что только не делало французское государство, чтобы противосто- ять оккупации национальной культуры её главным врагом — массовой американской культурой. Следуя старой военной максиме, что лучшая защита — это нападение, французское государство целенаправленно занимается и поддержкой наци- ональной культуры внутри страны, и её распространением во всём мире. Для этого хороши все средства — ограничение на прокат иностранных фильмов, дополнительный сбор с прокат- чиков, прямая поддержка издательской индустрии и т. д. Новый закон находится в русле этой же политики. Перед лицом вздымающейся волны электронных книг, накатываю- щейся на Европу из американского континента, на гребне кото- рой — Amazon с её дешёвой читалкой Kindle и канадская Kobo со своим букридером. Противостоять этой волне сложно, по- скольку, как и на любом другом технологически догоняющем рынке, одна из главных проблем электронной книжной тор- говли — бедность ассортимента. Противопоставить миллиону наименований книг на «витрине» Amazon свой миллион фран- цузские издатели самостоятельно неспособны: как и всякие из- датели, они неторопливы и опасливы, им не хватает готовых для этого договоров с авторами, они просто не умеют делать электронные книги… И, конечно, издатели всегда готовы объ-

35 яснить свою неторопливость книжными «пиратами», которые во Франции, кстати, настолько нахальны, что не просто разда- ют электронные тексты, но продают их, причём по ценам бу- мажных изданий. Принятие «закона о недоступных книгах» — констата- ция того, что свободный рынок, регулируемый несовершенны- ми (точнее, просто устаревшими) законами не справляется с решением задач, которого от него ждут: обеспечить творцов достаточными средствами, а культуру — массивом знаний. «Во Франции только 900 авторов могут рассчитывать на доход больше €16,5 тысяч в год за все свои книги», — такие данные приводит известный издатель и публицист Андре Шиффрин в книге «Слова и деньги». Для сведения: выбранная им для срав- нения сумма — размер минимальной заработной платы в стра- не. По данным других исследователей, в среднем в мире 90% творцов получают всего 10% доходов медиаиндустрии. На свободном рынке бизнесмены никогда не будут вкла- дывать деньги в то, что не приносит серьезной прибыли. Но ведь большинство книг, с точки зрения коммерции, — это именно такие, якобы «никому не нужные» тексты. В результа- те подавляющее большинство авторов творит, не рассчитывая на доходы, а громадное количество книг — в силу своей «не- выгодности» — не переиздаётся годами, уходя с рынка и исче- зая из актуального культурного пространства, в котором они могли бы находиться, будь они легко доступны. Так происхо- дит эрозия культурной памяти. Регулируемый запретитель- ными механизмами рынок практически не способен решить и проблемы книг-«сирот», всё ещё охраняемых законом, но не- способных вернуться на рынок просто потому, что найти их правообладателя или, скорее всего, его наследников, слишком сложно или неоправданно дорого (и авторы не всегда разгла- шают псевдонимы). Можно ожидать, что реализация амбициозного проек- та по массовой оцифровке книг и возвращению их на рынок позволит Франции не только наверстать отставание от США и Великобритании в индустрии электронных книг, но и, как и рассчитывают авторы закона, вернуть Франции былое куль- турное влияние хотя бы в Европе или хотя бы конкурировать с

36 Германией, в которой ситуация с электронными книгами пока немногим лучше, чем во Франции. Тут уместно вспомнить о том самом законе о «трёх страй- ках» (HADOPI). Он был назван так потому, что, согласно его положениям, после трёх предупреждений интернет-пользова- теля, нарушившего местное законодательство, отключают от сети да ещё и штрафуют на приличную сумму. Согласно от- четам лоббистов французской медиаиндустрии, применение столь серьезных мер привело к серьёзному (на 29%) снижению количества французских пользователей, развлекающихся в файлообменных сетях, и падению пирингового траффика на 2/3. Этим данным, впрочем, противоречат другие: всего 4% пользователей, практикующих обмен файлами, прекратили загружать музыку из нелегальных источников из страха перед возможными преследованиями. Отчёт лоббистов, не исключено, вполне корректен, за ис- ключением двух деталей. Исследование не учитывает поваль- ного увлечения интернет-пользователей прокси-сервисами и виртуальными частными сетями, которые позволяют надежно анонимизировать личный интернет-трафик: спрос на такие услуги, как правило, растёт пропорционально ужесточению закона. Но главное, о чём умалчивают лоббисты — это зафик- сированное музыкальной и киноиндустрией во Франции па- дение доходов, соответственно, на 3,9 и 2,7% в 2011 году. Такое сокращение доходов индустрии в сравнении со схожим со- кращением реальной доли файлового обмена даёт основания предположить, что в современном мире жёсткое ограничение «пиратского маркетинга» может иметь прямо противополож- ные ожидаемым последствия для реального рынка. Современной культуре и медиаиндустрии требуется не ужесточение устаревшего авторского права, но его реальная реформа, как расширяющая возможности для индустрии, так и создающая фундамент для развития культуры, увеличиваю- щая её разнообразие. «Шаг за шагом всё, что может быть оциф- ровано, будет оцифровано, и интеллектуальная собственность будет становиться всё более доступной для копирования, а продать её дороже, чем по номинальной стоимости, будет всё труднее. И мы должны разработать коммерческие и экономи-

37 ческие парадигмы, учитывающие такую возможность», — эти слова нобелевского лауреата по экономике Пола Кругмана, на- писанные им перед началом нынешнего экономического кри- зиса, актуальны и до сих пор. Французские политики, прини- мая «закон о недоступных книгах», видимо, думали именно в этом направлении. Международные исследования экономических и социальных аспектов копирайта Лоббисты крупных производителей контента, уже не первый десяток лет воюющие с его неавторизованной дистрибуцией, умело внедрили в массовое сознание представление о том, что каждый пользователь интернета, скачивающий какой-то кон- тент из сети, «пират», а каждое такое скачивание — «воров- ство». Лоббисты корпораций не просто упрощают ситуацию, уравнивая «пиратство» и «воровство», они заставляют нас всех поверить в то, что пользователь — недалекое существо, кото- рое всегда ведет себя, как потребитель на празднике непослу- шания: из супермаркета исчезли кассиры и охранники, и те- перь, наконец-то, — тащи, не хочу. Вопреки такому упрощению, пользователи зачастую скачи- вают контент только и исключительно потому, что он беспла- тен и/или легко доступен. Так или иначе подобное скачивание не приносит правообладателям прибыли, однако и не наносит никакого ущерба: их кошелек для них, скорее всего, будет за- крыт не зависимо от того, доступен ли контент бесплатно или нет. Экспериментальное подтверждение этой идеи обеспечили органы правопорядка Новой Зеландии и США, закрывшие сер- вис Кима Доткома Megaupload в январе 2012 года. Это событие было встречено горячим одобрением со стороны представите- лей крупной контентной индустрии, прежде всего — Амери- канской ассоциации киноиндустрии, назвавших действия пра- воохранительных органов Новой Зеландии важным шагом по борьбе с международным пиратством. Megaupload был одной из крупнейших площадок неавторизованного распростране-

38 ния контента. На пике популярности он имел 180 млн зареги- стрированных пользователей, его ежедневно посещали 50 млн человек, создававших около 4% (!) мирового интернет-трафика. Ким Дотком, впрочем, декларировал соблюдение принципов DMCA и всегда заявлял, что любой контент размещается на сервисе самими пользователями и удаляется по первому тре- бованию правообладателей. Следуя привычной логике «нет пиратства — растут дохо- ды», стоило бы ожидать, что исчезновение из сети такой круп- ной площадки приведет к росту сборов кинотеатров. Однако Кристиан Пекерт, Йорг Клауссен и Тобиас Кречмер из Мюн- хенской и Копенгагенской бизнес-школ в ходе статистического анализа показателей проката 10272 фильмов в 50 странах мира за 2007–2013 гг. [14] пришли к прямо противоположным вы- водам. На фоне общего роста сборов кинопроката (менее зна- чительного в США, более значительного — почти на 50% — в международном прокате) за исследуемый период, эффект от закрытия Megaupload оказался в целом либо нейтральным для блокбастеров, либо негативным (снижение на 12%) — для филь- мов со средним и низким уровнем сборов. Только для неболь- шого количества блокбастеров в странах с низким уровнем по- пулярности Megaupload оказалось возможным зафиксировать незначительный рост сборов. Единственным выдерживающим критику объяснением «противоречивого», по мнению крити- ков [15], исследования, по мнению авторов, может быть то, что сервисы, аналогичные Megaupload, прежде всего удовлетворяя потребности пользователей с низкой склонностью к приобрете- нию контента, одновременно функционируют как инструмент для продвижения контента для тех пользователей, которые склонны его покупать. Пекер и др. приводят данные масштаб- ного опроса 25 тысяч кинозрителей в Германии, предпринято- го в 2011 году компанией GfK: мнение друзей важно для 20% 14 C. Peukert, J. Claussen, T. Kretschmer. Piracy and Box Oice Movie Revenues: Evidence from Megaupload // Social Science Research Network: http://goo.gl/oVxZI (дата обращения: 17.05.2016). 15 D. S. Cohen. MPAA Fires Back at Piracy Study // Variety: http://goo. gl/wvufxn (дата обращения: 17.05.2016).

39 кинозрителей и является третьим (после телерекламы и про- смотра трейлеров в кинотеатрах) по важности фактором, вли- яющим на выбор фильма для кинопросмотра. Таким образом, пиратские сервисы выступают в качестве источника значимой информации для менее обеспеченных или просто не склонных к потреблению платного контента пользователей, которые, од- нако, могут рекомендовать фильмы к просмотру своим более законопослушным (или более обеспеченным) друзьям. Аналогичные результаты были получены в 2011 году и ав- торитетным японским «мозговым центром» — Институтом ис- следований в области экономики, торговли и промышленности (RIETI), связанным с правительством Японии, — которое про- вело исследование [16] влияния пиратства на продажи DVD с аниме, одним из самых популярных в Японии видов контента. В своем исследовании Тацуо Танака проанализировал влияние неавторизованной дистрибуции 105 фильмов в жанре аниме на YouTube и посредством популярной в Японии файлообменной программы Winny на продажи и прокат DVD. Результаты ис- следования обескураживают: размещение контента на YouTube не оказывает негативного воздействия на прокат DVD и повы- шает продажи дисков; файловый обмен Winny снижает пока- затели проката DVD, но не влияет на продажи. Автор иссле- дования предполагает, что для пользователей YouTube сервис выступает в роли промоутера фильмов аниме, которые они в качестве телезрителей пропустили и под влиянием «рекламы» на YouTube покупают (каждый процент прироста просмотров на YouTube дает 0,25% прироста продаж DVD). Что касается файлового обмена, то этот канал получения контента воспри- нимается пользователями как замена проката, но не продаж. Следует учитывать, что субкультура отаку (поклонников ани- ме) предполагает коллекционирование контента, то канал про- даж материальных носителей (в частности, в виде DVD) явля- ется основным. Однако онлайновая, и даже неавторизованная, 16 T. Tatsuo. Do Illegal Copies of Movies Reduce the Revenue of Legal Products? he case of TV animation in Japan // Research Institute of Econome, Trade and Industry: http://goo.gl/tpPuz (дата обращения: 17.05.2016).

40 дистрибуция играет существенную роль для продвижения аниме. Вывод Танаки тем более важен, что он прямо проти- воречит не только политике правообладателей, но и политике японского правительства, криминализировавшей пользова- тельское пиратство. Поведение интернет-пользователей значительно более не- тривиально, чем его рисует пропаганда RIAA, MPAA, их «до- чек» в разных странах мира. Далеко не все пользователи только скачивают контент. Некоторая их часть еще и платит за него. Британские социологи на деньги национального регулятора Ofcom второй год ведут мониторинг поведения интернет-поль- зователей, связанного с нарушениями копирайта. Британцы подходят к делу основательно, опрашивая каждый квартал бо- лее чем 4,5 тысяч интернет пользователей в возрасте от 12 лет. На такой масштабной выборке социологи получили немало ин- тересных данных, которые касаются, в частности, самых зако- ренелых нарушителей авторского права, т.е. тех, на кого прихо- дится бóльшая часть нелегального скачивания. На верхние 10% самых активных потребителей нелегального контента (а это 2% интернет-пользователей Великобритании) приходится 74% об- щего объема трафика контента с нарушением копирайта [17]. Именно эти пользователи тратят на контент в 2 раза больше денег (£198 в квартал), чем самые законопослушные пользова- тели, которые нелегального контента не потребляют (£83). На всех нарушителей копирайта приходится 40% общих трат на цифровой контент и 36% трат на контент в целом, включая оф- флайновые траты (приобретение билетов в кино и на концерты и пр.). Отдельного внимания заслуживает вопрос, существует ли ущерб, якобы наносимый «пиратами» индустрии контента? Данные аналитического отчета «Copyright & Creation: A Case for Promoting Inclusive Online Sharing», подготовленный со- трудниками Лондонской школы экономики и политических 17 OCI Tracker High volume infringers analysis report Prepared for Ofcom By Kantar Media // Stakeholders: http://goo.gl/4utQz5 (дата обращения: 17.05.2016); OCI Tracker Benchmark Study ‘Deep Dive’ Analysis Report Prepared for Ofcom By Kantar Media // Stakeholders: http://goo.gl/cmEjVz (дата обращения: 17.05.2016).

41 наук [18], демонстрируют, что на протяжении последних 10–15 лет на фоне массового проникновения широкополосного до- ступа и быстрого распространения файлообменных сервисов индустрия контента чувствует себя в целом исключительно устойчиво. Общий доход музыкальной индустрии в 2011 году соста- вил около $60 млрд, при этом снижение продаж музыки на ма- териальных носителях, наметившееся в 2004 году, постепенно компенсируется ростом доходов музыкантов от концертной де- ятельности и продаж музыки в цифровом виде. В 2012 году эти продажи составили $5,6 млрд, что соответствует 34% доходов всей звукозаписывающей индустрии. Для сравнения — в 2004 году эти продажи начинались с $40 млн, которые составляли 2% доходов музыкальных мейджоров. Неавторизованная дистрибуция для контента — скорее дополнительный, причем не слишком дорогой (если считать расходами на него некую «упущенную прибыль» от той части пользователей, которые и правда будут покупать контент, если не найдут его бесплатно), маркетинг. Некоторые корпорации это понимают, используя неавто- ризованную дистрибуцию, в частности, для получения досто- верных данных о популярности того или иного контента (см. подробности использования «Сцены» в книге Дж. Д. Ласи- ки «Даркнет: Обратная сторона сети» или историю о том, как Netlix мониторит пиратские ресурсы, выходя на новые рын- ки [19]). Бесплатная доступность, впрочем, не единственный мотив свободного скачивания контента. В российских условиях, когда далеко не весь контент доступен в легальных каналах дистри- буции, слишком часто возникает ситуация, когда вполне осоз- 18 Copyright & Creation A Case for Promoting Inclusive Online Sharing // Scribd: http://www.scribd.com/doc/172985274/LSE-MPP-Policy-Brief- 9-Copyright-and-Creation (дата обращения: 17.05.2016). 19 D. Pierce. Before buying shows, Netlix checks piracy sites to make sure people are watching // http://www.theverge.com/2013/9/14/4729984/ before-buying-shows-netlix-checks-piracy-sites-to-make-sure-people (Дата обращения 14.05.2016).

42 нанная потребность получить конкретный фильм или другое произведение в цифровом виде сталкивается с его отсутствием в магазинах или сервисах. В них часто отсутствует даже произ- ведения мейнстрима, не говоря уже о контенте «длинного хво- ста». Торренты, согласно данным исследования ЦЭМИ РАН, проводившего аудит проекта «Общественное достояние», дей- ствительно стали основой инфраструктуры культурной памя- ти и дают доступ к большему на порядки количеству советских фильмов, чем легальные источники. Проблема экономической эффективности копирайта Один из главных аргументов сторонников ужесточения режи- ма охраны и ее продления — экономическая эффективность. По их мнению, произведение используется значительнее эф- фективнее, когда есть (желательно — единственный) эконо- мический агент, который распоряжается его коммерческим использованием. Именно он обеспечивает присутствие про- изведения на рынке, его доступность и широкое распростра- нение. Следуя этой довольно абстрактной логике, чем дольше произведение находится под охраной, тем лучше для общества, которому такой агент (правообладатель) обеспечивает наилуч- ший доступ. Но как на самом деле срок охраны и статус обще- ственного достояния влияют на степень доступности на рынке произведения искусства? Анализ данных, проведенный Полом Хилдом [20], демонстрирует, что экономическая реальность выглядит принципиально иным образом. В ходе своего исследования Хилд случайным образом выбрал 7000 (бумажных) книг, изданных осенью 2012 года и продававшихся крупнейшим американским книжным ритей- лером Amazon. Выходные данные книг были сопоставлены с данными библиотеки конгресса США для установления года первого издания. После чего в выборке остались 2317 книг с полностью сохранившейся историей, корректными выходны- ми данными и т. д. (Заметим, что 2317 книг — вполне репрезен- 20 Paul J. Heald How Copyright Keeps Works Disappeared // Social Science Research Network: http://ssrn.com/abstract=2290181 (дата об- ращения: 17.05.2016).

43 тативная выборка для того количества наименований, которые вышли в США в 2012 году). Уже самый общий результат анализа оказался неожидан- ным: из отобранных таким образом 2317 книг 72% оказались впервые опубликованными до 1923 года, то есть с заведомо ис- текшим сроком охраны. Соответственно, только 28% книг все еще охранялись авторским правом. Казалось бы, можно ожи- дать, что старые книги с течением времени должны постепен- но потерять интерес публики, однако из только что изданных книг, из числа попавших в выборку Хилда, самые большие кво- ты приходятся на книги, впервые изданные в 1910-х гг. — 338 книг, в первом десятилетии XX века — 319 книг, а квота книг, изданных в последнее десятилетие — на 3-м месте (254 наиме- нования). Даже книг, впервые изданных в 1880-х гг. всё равно переиздано в 2012 году больше (248), чем книг, впервые увидев- ших свет в любом десятилетии XX века, начиная с 1923 года (безусловный рубеж окончания охраны для книг, изданных в США). «Копирайтный провал» выглядит еще более впечатляю- щим, если учесть, что буквально до начала 2010-х годов, когда начался спад на рынке бумажных книг, каждый год в США бу- мажных книг выходило больше, чем в предыдущем. Сравните: при том, что в 1950-х гг. в США было издано в 6 раз больше книг, чем за сто лет до этого, переиздано в 2012 г. книг 50-х го- дов XX века было в 3 раза меньше, чем книг, появившихся в 1850-х гг. (25 книг в выборке Хилда против 84). Причина негативного влияния длительного срока охраны авторских прав на их коммерческую реализацию — чисто эко- номическая: затраты, необходимые на издание книги, перешед- шей в общественное достояние, заведомо меньше, поскольку нет необходимости выплачивать авторские роялти и тратить время на длительные переговоры с правообладателями. Кро- ме того, эти книги уже не нуждаются и в юридическом обеспе- чении лицензирования и/или установления правообладателя. Последнее обстоятельство крайне актуально для книг, находя- щихся под охраной, но изданных уже достаточно давно, чтобы процесс поиска наследников оказался неочевидным или нега- рантированным.

44 Пол Хилд делает прямой вывод из своего исследования: «Сенатор Оррин Хатч, объясняя, почему он поддержал прод- ление сроков охраны в 1998 году, заявил, что обеспечение до- ступности и распространения произведений — это и есть то, что имеется в виду под «прогрессом» в посвященной авторско- му праву части конституции [США]. Он прав, говоря о целях копирайта, но полностью ошибается, предлагая такое решение проблемы исчезновения произведений [с рынка]. Дальнейшим попыткам продления сроки охраны следует сопротивляться, а не поддерживать их. Создатели конституции вовсе не хотели, чтобы копирайт использовался конгрессом, чтобы способство- вать исчезновению произведений». Однако в действительности длительный срок охраны явля- ется инструментом, который скорее препятствует коммерче- скому использованию произведений, нежели помогает ему. Судя по полученным Хилдом данным, по своей результативности отсечение от рынка копирайтом сравнимо с эффектом устаре- вания — произведения уже 30-летней давности используются в коммерческих целях примерно столь же мало, что и произве- дения, опубликованные 160 лет назад. Можно предположить, что 30-летний срок охраны для произведения, примерно со- ответствующий историческому поколению, можно считать предельным с точки зрения экономической эффективности их коммерческого использования. Произведения, созданные пре- дыдущим поколением, редко остаются остро актуальными для нового поколения покупателей контента. Вместе с уменьше- нием востребованности повышается риск убыточности их по- вторной публикации для издателей. Получение произведением статуса общественного достояния, как видно из анализа Хил- да, серьезно компенсирует эти риски и позволяет, в обмен на определенную коммерческую выгоду активных посредников и устранения из коммерческой модели пассивных правооблада- телей (наследников автора), расширить доступность произве- дения для публики. Вопрос о сроке получения произведением статуса обще- ственного достояния, таким образом, можно поставить при- мерно в том же прагматическом виде, в каком он был поставлен авторами американской конституции: какими должны быть

45 сроки и условия охраны государством прав автора, чтобы они способствовали и поощрению его творчества, и общественно- му благу? Неоправданно длительные сроки охраны, как видно, не приносят ни авторам, ни их наследникам — за исключением лишь небольшого их числа — ни прибылей, ни славы, то есть не способствуют ни коммерческому использованию большинства произведений, ни их распространению. Примечательно, что согласно проведённому АИИ иссле- дованию, российские издатели ещё меньше публикуют старые книги, в основном специализируясь на литературе, вышедшей в течение последних десяти лет. Логично предположить, что освобождение прав на книги может привести к росту их дохо- дов. Проблемы реформирования системы авторского права на международном уровне Дискуссии о реформировании авторского права довольно ча- сто сводятся к поиску баланса, понимаемому, к примеру, как учет интересов разных заинтересованных сторон (авторов, индустрии, новых интернет-компаний, публики) или как изме- нение модели авторского права в сторону баланса между иде- ологией частной собственности на интеллектуальный товар и потребности общества и государства в распространении зна- ний и достижений культуры. Возможен ли баланс как таковой? Авторское право XVIII века закрепляло ограниченную монополию издателей, вы- годную, прежде всего, государству, хотя и обосновываемую соображениями необходимости поддержания интереса к ху- дожественному и научному творчеству у авторов, которое, в конечном итоге, должно приносить выгоду обществу в целом. Идеология Бернской конвенции — уже совсем иная. Как и современное авторское право, она защищает лишь одну сто- рону — владельцев авторских прав. Допускается разве что изъятие и исключение или добросовестное использование, добросовестность которого в общем случае устанавливаемую только судом. Интересы общества выходят за эти рамки, по- скольку считается, что именно авторское право и именно в

46 таком виде и нужно обществу и обеспечивает его интересы. Можно сказать, что шаг в сторону общественных интересов был сделан в виде Женевской конвенции, в которой срок охра- ны произведений «всего» 25 лет, но эта конвенция разрабаты- валась в первую очередь для развивающихся стран — чтобы ни одно государство не оказалось за рамками системы междуна- родного авторского права. Если бы цивилизация не менялась, то, возможно, всё об- стояло бы ровно так, как в 1886 году, когда была принята Бернская конвенция, а западная цивилизация только входила в пору расцвета индустриальной эпохи своей истории. В начале XXI века, однако, человечество вошло в постиндустриальную эпоху, которой присущи быстрый обмен информацией и зна- ниями, производство информации массами пользователей — как скоординированных (например, в Википедии), так и нет (в блогах и социальных сетях), значительно более разнообразные, нежели простая продажа разрешений на публикацию, как это было в XIX веке, формы мотивирования авторов на творче- ство, а ученых — на познание. Есть и другой важный момент, как правило упускаемый из внимания поборниками «традиций Берна». Как ни странно, речь идет об экономике. Авторское право, казалось бы, более всего печётся о праве автора продать свое произведение и, фор- мально, вводит значительное количество гарантий реализации и защиты этого права. Однако реальность функционирования современной индустрии контента свидетельствует о том, что воспользоваться этими гарантиями могут только и исключи- тельно представители индустрии и лишь немногие создатели бестселлеров (и даже они далеко не всегда, как убедительно до- казывает Алан Стори). [21] Подавляющему же большинству ав- торов существующая индустрия контента не способна (или не желает) создать ту самую мотивацию, которая вроде бы должна была способствовать творчеству. 21 Alan Storв Inside Vieаs: ‘Balanced’ Copвright: Not A Magic Solving Word // Intellectual Propertв Watch: http://goo.gl/cбtcD ( щ : 17.05.2016).

47 Почему же творят миллионы авторов? Потому что они творцы и хотят поделиться своими произведениями с публи- кой. А вот это желание авторское право вообще не принимает во внимание, поскольку предполагает единственный способ передачи произведения для публикации — лицензионное со- глашение с конкретным лицом. Именно это и вызвало к жиз- ни систему открытых лицензий, которая является своего рода надстройкой, заполнением громадного пробела, существую- щего в традиционном авторском праве — возможности автору действительно распорядиться произведением по своему усмот- рению, например, передав произведение в пользование неогра- ниченному кругу лиц. Другая важная проблема, которую подробно разбирает Алан Стори, — это соотношение интересов отдельного право- обладателя и жизненных (часто — буквально) интересов боль- шого числа пользователей. Будучи пользователями, они тоже имеют «какие-то» права — права на доступ к информации, на здоровье, образование и т. д. [22] Это права слабовидящих лю- дей и людей с ограничениями слуха на доступ к книгам, это права жителей беднейших развивающихся стран на доступ к информации и достижениям науки и т. д. Никаких таких прав ни Бернская конвенция, ни современная система авторского права толком не учитывает, не предполагает и не защищает. Последняя важная проблема, о которой пишет Стори, но- сит процедурный характер. Международные договоры по ав- торскому праву практически невозможно изменить, посколь- ку решения по этим конвенциям принимаются единогласно или не принимаются никак. Отдельным странам — с разны- ми культурными традициями и темпами культурных измене- ний — приходится идти или на юридические уловки, или на риск быть исключенными из мировой практики (а заодно и из ВТО), приспосабливая инструменты реализации международ- ных соглашений на своей территории. Даже если все участники таких соглашений, за исключением одного, проголосуют за их 22 См. об этом подробнее в книге И. Левовой, Г. Шуклина и Д. Вин- ника «Права интернет-пользователей» // http://www. webpublishers. ru/?p=282.

48 изменения, голоса этой одной страны будет достаточно, чтобы заблокировать голоса всех остальных. Поэтому в вопросах реформы авторского права, вероятно, необходимо следовать принципам целесообразности в разра- ботке положений национального законодательства, которые затем можно развивать в виде новых международных инициа- тив, чтобы добиться принятия и закрепления новых подходов, прежде всего, теми странами, которые не являются бенефици- ариями статус-кво (например, Индия и Китай). Аккуратные точные формулировки положений новой конвенции или не- стандартный формат инициативы в конечном счёте помогут преодолеть все препятствия.

ИСТОРИЯ И АНАЛИЗ РЕГУЛИРОВАНИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

50 Авторское право в постсоветской России: хронология событий В порядке введения к разделу о постсоветской истории стоит вспомнить, что в 1961 г. Законом СССР от 8 декабря 1961 г. «Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» были приняты Основы граждан- ского законодательства Союза ССР и союзных республик, ко- торые были введены в действие с 1 мая 1962 года. Авторскому праву был посвящен раздел IV. Согласно ст. 96 «Основ», авторское право распространя- лось на произведения науки, литературы или искусства неза- висимо от формы, назначения и достоинства произведения, а также от способа его воспроизведения. Автору принадлежали право на опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения всеми дозволенными законом способами под своим именем, под условным именем (псевдоним) или без обозначения имени (анонимно); право на неприкосновенность произведения; право на получение вознаграждения за исполь- зование произведения другими лицами, кроме случаев, ука- занных в законе. Исходя из «Основ» был принят Гражданский кодекс РСФСР (далее — ГК РСФСР 1964 года), который введен в действие с 1 октября 1964 г. Статья 492 ГК РСФСР 1964 года допускала сво- бодное бесплатное использование на радио и телевидении лю- бых опубликованных произведений, что существенно снижало уровень охраны авторских прав в Советском Союзе. Срок действия авторского права составлял 15 лет после смерти автора. Этот срок был увеличен до 25 лет в связи с тем, что в 1973 г. Советский Союз стал участником Всемирной (Же- невской) конвенции об авторском праве 1952 г. (пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г.). С 3 августа 1992 г. были введены в действие «Основы» гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (утверждены ВС СССР 31 мая 1991 г. N 2211-1), которые впервые признали смежные права. До этого времени смежные права за- конодательством не охранялись. В соответствии с «Основами» они включались в понятие авторского права.

51 «Основы» увеличили срок действия авторского права до 50 лет и исключили содержащиеся в прежнем законодательстве многие случаи использования произведений без согласия пра- вообладателей и без выплаты им вознаграждения. Спустя год, 3 августа 1993 г., раздел IV «Основ», посвящен- ный авторскому праву, был признан недействующим в связи с принятием Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (далее — ЗоАП). Вступление в силу ЗоАП и Закона РФ «О правовой охране программ для элек- тронных вычислительных машин и баз данных» от 23 сентября 1992 года N 3523-1 стало новым этапом в развитии российского авторского права. Объектом правового регулирования ЗоАП были два вида правоотношений. Первую группу составляли отношения, свя- занные с созданием произведений литературы, науки и искус- ства (авторское право). Во вторую группу вошли правоотно- шения, возникающие в связи с созданием и использованием исполнений, постановок, фонограмм, передач организаций эфирного или кабельного вещания (смежные права). ЗоАП (ст. 44) впервые к числу субъектов авторского права отнес организации, управляющие имущественными правами авторов и обладателей смежных прав на коллективной основе. Такие организации должны были создаваться непосредствен- но обладателями авторских и смежных прав и действовали в пределах полученных от них полномочий на основе устава, ко- торый утверждался в установленном законом порядке. Допу- скалось создание либо отдельных организаций по различным правам и различным категориям обладателей прав, либо орга- низаций, управляющих разными правами в интересах разных категорий обладателей прав, либо одной организации, одно- временно управляющей авторскими и смежными правами. Впервые были обозначены авторские правомочия, в сово- купности составляющие субъективное авторское право: лич- ные неимущественные права и имущественные права. Ранее действовавшее законодательство (ст. 479 ГК РСФСР 1964 года и ст. 135 «Основ» 1991 года) не знало такого деления авторских прав, в связи с чем в науке авторского права по этому вопросу шла дискуссия, а практика оказывалась противоречивой.

52 На тот период законодательство об интеллектуальной соб- ственности было достаточно разрозненным: продолжали при- меняться некоторые нормы ГК РСФСР 1964 г., общие положе- ния об интеллектуальной собственности были закреплены в Гражданском кодексе Российской Федерации (части первой) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (далее — ГК РФ, Кодекс), отдельные объекты регулировались специальными законами (см. Закон Российской Федерации от 9 июля 1993 года N 5351-1 «Об автор- ском праве и смежных правах»). Отсутствие единой системы норм делало применение законодательства об интеллектуаль- ной собственности крайне неудобным и неэффективным. На- зрела необходимость решения целого ряда вопросов: о соот- ношении норм об интеллектуальной собственности с общими положениями гражданского законодательства (о субъектах, сделках, исковой давности, представительстве, договорах и др.); устранение расхождений и противоречий между действу- ющими нормами разных законов и т.д. В августе 1992 года, в период смены законодательства в Рос- сийской Федерации, в действие введены Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик. Новая регламента- ция авторских прав была предусмотрена Разделом IV Основ («Авторское право»), где появилось понятие охраны смежных прав, а 9 июля 1993 года Президент Российской Федерации под- писал Закон «Об авторском праве и смежных правах» (вступил в силу 3 августа 1993 года). Спустя два года, в 1995 году Российская Федерация присое- динилась к Всемирной Конвенции об авторском праве в редак- ции 1971 года (Парижская редакция) и Бернской Конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 года (в редакции Парижского акта 1979 года) В 2004 году были внесены поправки в Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», в част- ности: • восстановлен режим так называемой «ретроохраны», установленной под предлогом Бернской Конвенцией, • скорректированы сроки предоставления охраны произ- ведениям,

53 • введены нормы, призванные обеспечить эффективное правовое регулирование использования объектов авторского права в цифровых сетях. Спустя два года была принята часть четвертая ГК РФ была (введена в действие 1 января 2008 года Федеральным законом от 24 ноября 2006 года N231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Федеральный закон N231-ФЗ признал утратившими силу не- которые законы Российской Федерации и РСФСР, среди них Гражданский кодекс РСФСР; Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года N3517-1; Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года N 3520-1 «О товарных зна- ках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхожде- ния товаров»; Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года N 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»; Закон Российской Фе- дерации от 9 июля 1993 года N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» и др. Но, видимо, и новая редакция 4 часть ГК РФ не показалась руководству страны достаточной, так как 18 июля 2008 года, Президент России подписал подписан Указ № 1108 «О совер- шенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Данным Указом глава государства определил следующие цели совершенствования гражданского законодательства стра- ны: • дальнейшее развитие основных принципов гражданско- го законодательства Российской Федерации, соответствующих новому уровню развития рыночных отношений; • отражение в Гражданском кодексе Российской Федера- ции опыта его применения и толкования судом; • сближение положений Гражданского кодекса Российской Федерации с правилами регулирования соответствующих от- ношений в праве Европейского союза; • использование в гражданском законодательстве Россий- ской Федерации новейшего положительного опыта модерниза- ции гражданских кодексов ряда европейских стран;

54 • поддержание единообразия регулирования граждан- ско-правовых отношений в государствах — участниках Содру- жества Независимых Государств; • обеспечения стабильности гражданского законодатель- ства Российской Федерации. Работа над 4 частью ГК РФ должна была также учесть раз- витие интернета и заложить основы регулирования и охраны авторских прав в сети Интернет, а также ввести принципы ограничения ответственности информационных посредни- ков за контент, размещённый пользователями с нарушениями прав. К этому моменту уже начали появляться инициативы са- морегулирования. Так, 23 ноября 2010 года Российской ассо- циацией электронных коммуникаций разработан и принят Кодекс профессиональной деятельности в сети Интернет. Раз- дел 5 Кодекса содержит процедуру досудебного уведомления интернет-сайтов о нарушении интеллектуальных прав в сети Интернет и снятия такого контента. Немного позже, 15 декабря 2010 года Российская Ассоциа- ция электронных коммуникаций представила проект измене- ний в раздел VII Гражданского кодекса Российской Федерации, подготовленный во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 (далее — Проект) и пред- ставили предложения в Исследовательский центр частного права при Президенте Российской Федерации. 29 апреля 2011 года состоялась встреча Президента РФ Д.А. Медведева с представителями интернет-индустрии. Обсуждались вопросы развития российского сегмента глобальной сети, правового регулирования использования интернет-пространства, ответственности за размещаемую ин- формацию, защиты авторских прав и интеллектуальной соб- ственности в Сети. По итогам Президентом были даны несколько получений, среди которых следует отметить следующие: 1. Подготовить предложения о внесении изменений в гражданское законодательство Российской Федерации, на- правленных на закрепление для авторов произведений воз- можности предоставлять свои произведения на условиях сво-

55 бодных лицензий неограниченному кругу лиц (аналогичных Creative Commons, GNU FDL). 2. Провести с участием представителей средств массовой информации, в том числе размещаемых в сети Интернет, те- леканалов, иных правообладателей, авторских организаций, российских и международных экспертов обсуждение проблем использования охраняемых произведений с учётом современ- ных способов их воспроизведения, анализа мирового опыта с целью выработки модели такого использования, позволяющей расширить и облегчить доступ граждан к культурным ценно- стям, в том числе в информационных, научных и учебных це- лях. По итогам обсуждения подготовить предложения для об- суждения на международных форумах. Параллельно со всеми этими процессами, в 2010–2011 го- дах правообладателями была инициирована серия Круглых столов «Вору нет!». На круглых столах правообладателями обозначались про- блемы, возникшие в связи с появлением новых технологий и предлагались решения данных проблем на законодательном уровне. В связи с тем, что на тот момент времени осведом- лённость правообладателей о новых технологиях и новых по- требностях общества, связанных с развитием Интернета, были невысокими, иных решений, кроме запрета распространять защищённую авторским правом продукцию, предложено не было. Для противодействия масштабной пиар-кампании право- обладателей в 2011 году Российская Ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) вместе с Wikimedia Russia и Ассоциа- цией интернет-издателей выпустили Манифест «Российский интернет в XXI веке: авторское право» [23]. В Манифесте описывались основные изменения, произо- шедшие в обществе в связи с возникновением Интернета, были обозначены наиболее актуальные проблемы существующей 23 Российский интернет в XXI веке: авторское право // Российская ассоциация электронных коммуникаций: http://raec.ru/upload/iles/ manifest_raec.pdf (дата обращения: 17.05.2016).

56 модели охраны объектов авторских прав и на концептуальном уровне сформулированы предложения по изменению законо- дательства в Российской Федерации. Среди конкретных замечаний к существующей модели за- щиты авторских прав, на которые указывает интернет-инду- стрия, можно отметить следующие: • Существующая модель защиты авторских прав не позво- ляет или существенно усложняет использование защищённого контента широкой аудиторией в некоммерческих целях; • Наличие в законодательстве неясной по смыслу катего- рии «необходимость» при использовании объектов авторских прав в личных целях, что может использоваться в качестве ме- ханизма, устанавливающего фактическую презумпцию вино- вности потребителей информации; • Отсутствие у авторов возможности передать пользо- вателям и другим авторам права и установить обязанности в отношении свободного безвозмездного или возмездного ис- пользования их произведений в связи с несовершенством дей- ствующего законодательства. Из-за чего общество теряет воз- можность получать знания и развивать их; • Отсутствие ограничения ответственности за незаконное использование произведений владельцев Интернет-сервисов, платформ или социальных сетей, предоставляющих исклю- чительно услуги и возможности по хранению и обеспечению доступа к информации и не имеющих цели нарушить интел- лектуальные права. Второй важной общественной инициативой в тот же пе- риод была «Концепция Московской конвенции по авторскому праву», опубликованная Ассоциацией интернет-издателей в октябре 2011 года. Авторы прямо указывали не только на то, что в связи с развитием Интернета устарели национальные принципы охраны авторских прав, но и на то, что междуна- родные соглашения нуждаются в ревизии и пересмотре: «Необходимость реформы системы авторского права, как национальном, так и на международном уровне, — вывод, к ко- торому всё чаще приходят специалисты (юристы, деятели куль- туры, экономисты и представители контентной индустрии) во всём мире. Сложившаяся в индустриальную эпоху система ох-

57 раны прав авторов и полностью соответствовавшая способу функционирования индустрии XIX и первой половины XX ве- ков уже не соответствует цифровой эпохе. Принципы охраны прав авторов, сформулированные в основных международных соглашениях — Бернской и Женевской конвенциях и догово- ре ВОИС об авторском праве, — не могут быть реализованы в полной мере в условиях, когда сам способ производства, рас- пространения, доступа и использования культуры измени- лись под воздействием цифровых технологий и интернета. За последние годы появился ряд принципиально новых средств коммуникации и совместной работы. Основой экономическо- го развития становится оперативность создания и распростра- нения произведений, а также лёгкость их доработки». В то же время и Президент Дмитрий Медведев обратил внимание на существующие проблемы в копирайте. 3 ноября 2011 года им был предложен план разработки изменений в Бернскую конвенцию по охране литературных и художествен- ных произведений. В итоговой пресс-конференции Президент Медведев отме- тил важность самой постановки вопроса для будущего: «Все понимают: перемены в сфере регулирования автор- ского права назрели. Только нужно признать, найти в себе му- жество признать, что необходимо менять международные кон- венции и выходить на такую систему охраны прав и интересов правообладателей и пользователей, которая будет более сбалан- сированной. Нельзя защищать только правообладателей или только пользователей. Собственно, моё обращение к странам «двадцатки» направлено как раз на то, чтобы создать новую конструкцию, когда правообладатели будут защищены, но в то же время пользователи получат достаточно широкие права по свободному использованию произведений, и при этом рамку охраны будет определять сам правообладатель. Я обязательно продолжу обсуждение этой темы со своими коллегами, потому что считаю это исключительно важно для будущего». Одновременно с концептуальными вопросами регулиро- вания копирайта шло выполнение и конкретных поручений руководства страны. На базе Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуаль-

58 ному законодательству под руководством Александра Маков- ского велась работа по реформированию 4 части Гражданского кодекса. Официально в состав рабочей группы был включён толь- ко представитель правообладателей Сергей Александрович Семёнов, представлявший Гильдию продюсеров России и вы- ступавший за ужесточение законодательства о копирайте. В противовес этой позиции 23 Мая 2012 года РАЭК, Сколково, АИИ, Wikimedia Russia, МГУ представили в Комитет Государ- ственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, Исследовательский центр частного права при Президенте, Администрацию Президента и Правительство единый проект поправок в IV часть Граждан- ского Кодекса Российской Федерации в редакции законопроек- та № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Феде- рации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [24]. Поправки отражали результаты двухлетней экспертной работы по реформированию Гражданского кодекса в части, ка- сающейся охраны объектов интеллектуальной собственности в сети Интернет, в частности были предложены: • механизм защиты от недобросовестных правообладате- лей (ст. 1250); • приравнять электронные способы принятия договора к письменной форме (ст. 1233, 1286); • отменить обязательные отчеты об использовании ре- зультатов интеллектуальной деятельности, распространяемых на условиях открытых лицензий (ст. 1237); • ограничить право ОКУПов по умолчанию собирать воз- награждение за произведения, распространяемые под откры- тыми лицензиями (ст. 1243); 24 Поправки в законодательство по авторскому праву: пять ор- ганизаций договорились и представили единый проект (РАЭК, Сколково, АИИ, Wikimedia Russia, МГУ) // Российская ассоциация электронных коммуникаций: http://raec.ru/times/detail/1417/ (дата обращения: 17.05.2016).

59 • оптимизировать взаимодействие правообладателей и информационных посредников (ст. 1253.1); • удалить некорректное понятие интернет-сайта (ст. 1260); • расширить сферу свободного использования произведе- ний, постоянно находящихся в месте, открытом для свободно- го посещения (ст. 1276); • однозначным образом легализовать открытые лицензии и электронную дистрибуцию программного обеспечения без использования экземпляров (материальных носителей), то есть так называемые click-wrap licenses, ввести понятие обёрточной лицензии, являющейся по умолчанию безвозмездной (ст. 1286) • закрепить переход произведений, созданных в рамках го- сударственного заказа, в общественное достояние и уточнения содержания норм в связи с тем, что переход в общественное достояние возможен также в случае отказа от права (ст. 1298). Параллельным шагом в регулировании копирайта стал внесённый в Государственную Думу 6 июня 2013 года депутата- ми Владимиром Бортко (КПРФ), Еленой Драпеко (Справедли- вая Россия) и Марией Максаковой-Игенбергс (Единая Россия) законопроект №292521-6 «О внесении изменений в законода- тельные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникаци- онных сетях». К авторам присоединились депутаты Мария Ко- жевникова, Леонид Левин и Роберт Шлегель. Законопроект предполагал внесение изменений в статьи 1252, 1253.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации, №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», а также в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Законопроект стал результатом молниеносной реакцией Государственной Думы на косвенную поддержку Президентом идей, высказанных министром культуры РФ В. Мединским, представляющим интересы правообладателей, на совещании по вопросам развития отечественной кинематографии, кото- рое состоялось 24 мая 2013 года. Через несколько дней была опубликована Единая От- раслевая Позиция по законопроекту №292521-6 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации

60 по вопросам защиты интеллектуальных прав в информаци- онно-телекоммуникационных сетях» и предложения интер- нет-индустрии по поправкам в законопроект [25]. Предложения были призваны снизить потенциальную угрозу злоупотреблений в связи с правоприменением норм за- конопроекта, сбалансировать правовые интересы правообла- дателей и информационных посредников, сделать процедуру их взаимодействия более эффективной и релевантной харак- теру правоотношений и технологическим особенностям функ- ционирования интернета. Несмотря на крайне негативную общественную и отрасле- вую реакцию 21 июня 2013 года Государственная Дума приняла законопроект №292521-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно телеком- муникационных сетях». После чего 26 июня 2013 года было опубликовано Открытое обращение интернет-индустрии [26] в отношении законопроекта №292521-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно телекоммуникационных сетях». «Мы считаем, что в текущем виде законопроект нанесёт ущерб как самим правообладателям, так и российскому госу- дарству и обществу. Полагаем, что отсутствие конструктивного и прозрачного обсуждения, игнорирование внесенных попра- вок, отсутствие анализа экономических и социальных послед- ствий необъяснимо и неприемлемо. 25 Единая Отраслевая Позиция по законопроекту №292521-6 (о блокировке интернет-ресурсов в интересах правообладателей) // Российская ассоциация электронных коммуникаций: http://raec.ru/ times/detail/2625/ (дата обращения: 17.05.2016). 26 Открытое обращение интернет-индустрии в отношении зако- нопроекта №292521-6 «О внесении изменений в отдельные законо- дательные акты Российской Федерации по вопросам защиты ин- теллектуальных прав в информационно телекоммуникационных сетях» // Российская ассоциация электронных коммуникаций: http://raec.ru/times/detail/2667 (дата обращения: 17.05.2016).

61 Считаем необходимым пересмотр предлагаемых законо- проектом механизмов с учетом интересов российского медиа и интернет-бизнеса на основе всестороннего анализа экономиче- ских и социальных последствий», — отмечается в Обращении. Однако Президент не услышал интернет-индустрию и 2 июля 2013 года законопроект №292521-6 «О внесении измене- ний в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информацион- но телекоммуникационных сетях» подписан Президентов В.В. Путиным и опубликован в ИПС «Закон» под номером 187. Общественной реакцией на принятие нового закона яви- лась инициатива от 4 июля 2013 года. В соответствии с Указом Президента №183 от 04.03.2013 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федера- ции с использованием интернет-ресурса «Российская Обще- ственная инициатива»» была опубликована инициатива «От- менить закон о произвольных блокировках интернет-ресурсов от 02.07.2013 № 187-ФЗ (закон против интернета)». В петиции было выдвинуто следующее требование: «Мы призываем государственные органы услышать наше мнение и пересмотреть свою позицию относительно данного закона: отложить срок вступления в силу и внести в закон поправки, предложенные интернет-индустрией или признать закон утра- тившим силу, затем организовать всестороннее общественное обсуждение, разработать и принять сбалансированный закон, который будет учитывать мнение всех заинтересованных сто- рон: государства, бизнеса и гражданского общества». А 10 ав- густа 2013 года инициатива «Отменить закон о произвольных блокировках интернет-ресурсов от 02.07.2013 № 187-ФЗ (закон против интернета)» набрала 100 000 голосов граждан Россий- ской Федерации. Согласно Указу №183 инициатива, получившая поддержку 100 000 граждан, должна быть направлена в экспертный совет и рассмотрена им. По результатам рассмотрения общественной инициативы экспертная рабочая группа в срок, не превышаю- щий двух месяцев, готовит экспертное заключение и решение о разработке соответствующего нормативного правового акта и (или) принятии иных мер по реализации инициативы, которые

62 подписываются председателем соответствующей экспертной рабочей группы. 4 сентября 2013 года Президент Российской Федерации В.В. Путин заявил: «Я готов вникнуть и посмотреть, потому что это действительно очень важная вещь. Здесь и интеллектуальные права надо обеспечить, и не перестараться, чтобы не убить ин- тернет». В связи с чем 9 сентября 2013 года под председатель- ством Первого заместителя руководителя Администрации Президента В.В. Володина состоялось заседание по вопросу ре- гулирования авторских прав в сети Интернет. Результатом стало создание рабочей группы под руко- водством первого заместителя руководителя кремлевского управления внутренней политики Радия Хабирова. В сентя- бре — октябре 2013 года рабочая группа под руководством Радия Хабирова работала над комплексом поправок в статьи 1250 — 1253.1 Гражданского кодекса Российской Федерации и №149-ФЗ. Поправки были призваны обеспечить баланс интересов правообладателей, государства и интернет-ин- дустрии и урегулировать вопрос защиты авторских прав в сети Интернет применительно ко всем объектам авторских и смежных прав. 25 февраля 2014 года IV часть Гражданского кодекса РФ принята в третьем чтении Государственной Думой РФ. Статья, касающаяся ограничения ответственности информационных посредников, осталась без изменений по сравнению с редакци- ей статьи, принятой одним пакетом поправок №187-ФЗ. Впро- чем, из положительных изменений можно отметить появление новой статьи 1286.1, закрепляющей правовой статус свободных лицензий на территории Российской Федерации. Не дожидаясь окончания работы группы при Администра- ции Президента, 26 февраля 2014 года депутат Государствен- ной Думы Сергей Железняк, работавший ранее руководителем одной из российских компании News Corp (News Outdoor) внёс законопроект №461801-6 о внесении изменений в №149-ФЗ и Гражданско-процессуальный кодекс РФ. Законопроект пред- полагает расширение №187-ФЗ («антипиратский» закон) на все объекты авторских и смежных прав, передачу всех спорных дел по авторским и смежным правам в Мосгорсуд, возмож-

63 ность досудебной блокировки информации, нарушающей ав- торское и смежное право, а также некоторые юридико-техни- ческие правки законов. Сам механизм блокировки сайтов был реализован ранее с помощью законодательства, нацеленного на безопасность детей. Законопроектом предлагалось расширение объектов ав- торских и смежных прав, в отношении которых установлен по- рядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением авторских и смежных прав (то есть расширение «антипиратского» закона), уточнялся механизм блокировки оператором связи нелегального контента. Оператор связи осу- ществляет блокировку не конкретного места в контенте, а весь нелегальный контент в соответствии с вступившим в силу су- дебным актом. В случае отсутствия у оператора связи техниче- ской возможности ограничить доступ к незаконно размещен- ной информации оператор связи обязан ограничить доступ к такому информационному ресурсу. Законопроект содержал положение, согласно которому оператор связи освобождается от ответственности перед правообладателем и перед пользователем за ограничение доступа к информации в соответствии с действующим за- коном. Тем самым освобождение от ответственности перед правообладателем и пользователем за ограничение доступа к информации в соответствии с действующим законом рас- пространяется на провайдера хостинга, владельца сайта и оператора связи. Соответствующие изменения, связанные с расширени- ем объектов авторских и смежных прав, предлагалось вно- сить в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. 27 июня 2014 года на законопроект №461801-6 С. Желез- няка из Государственного правового управления при Пре- зиденте Российской Федерации (ГПУ) в адрес Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи направлено заключение, в котором указывалось на необходимость финансово-экономического обоснования за- конопроекта, так как законопроект предполагает существен- ное увеличение нагрузки на Мосгорсуд и Роскомнадзор. ГПУ

64 также производится ссылка на заключение по законопроекту Верховного суда, в котором высказываются аналогичные по- зиции и отмечается избыточность регулирования. В действи- тельности следовало бы уточнить, понимают ли авторы зако- на, насколько серия последних законодательных инициатив, нацеленных на повышение безопасности и охрану авторских прав в действительности наносит ущерб российской юрис- дикции как места для развития интернет-бизнеса. Между тем, судя по тому, что трафик сайта YouTube составил порядка 40% на мобильных устройствах пользователей крупных опе- раторов, возможно, скоро способность законодателя влиять на ситуацию в трансграничной среде коммуникации может быть исчерпана, однако технические средства блокировки не смогут дать полной защиты от нежелательной информации. Другими словами, лоббисты спецслужб и правообладателей заставили власть вступить на тропу войны, в которой нет и не может быть победы — только растущие издержки, необхо- димые (по мнению авторов законопроектов) для того, чтобы решить поставленные ими в силу тех или иных причин за- дачи. При этом о росте реального влияния России в мире и о лидерстве в индустрии новых медиа, достижению которого способствовали развал СССР, правление Ельцина, первые два срока президентства Владимира Путина и про времена Дми- трия Медведева, придётся забыть. Несмотря на всё это, включая риски от расширения классов и типов объекта без внятной судебной практики, и отсутствие сбалансированного подхода хотя бы в виде освобождения до- ступа к ключевым объектам культурной памяти, историческо- го наследия и научного знания, законопроект о расширении «антипиратского закона» на все виды объектов авторских прав был принят Государственной Думой и 25 ноября 2014 года под- писан Президентом Российской Федерации. С тем чтобы учесть интересы общества, и достичь не- которого их баланса с интересами копирайт-индустрий, в декабре 2014 года Президент Российской Федерации В.В. Путин обратил внимание на вопрос доступа граждан к культурному наследию Российской Федерации, в том числе созданному в советский период. В частности, Президент по-

65 ручил Правительству Российской Федерации «представить предложения по определению правового статуса кинема- тографических произведений, являющихся национальным культурным наследием, и обеспечению права граждан на свободный и безвозмездный доступ к таким произведени- ям» (Пр-2783, п.1д). Это и другие поручения Президента, как обычно, встрети- ли отказ со стороны правительства. В частности, в письме Пре- зиденту первый вице-премьер Правительства России Игорь Шувалов ответил, что единственным критерием перехода про- изведений в общественное достояние является истечение срока их охраны. Однако в ответном письме Совета по правам чело- века при Президенте России доводы вице-премьера оказались полностью опровергнуты экспертизой НП «Викимедиа РУ», в котором разъяснялись особенности сравнительно нового, но уже введённого в действие инструмента — открытых лицензий, а также специального легального инструмента СС0, позволяю- щего переводить произведения в режим идентичный статусу «общественного достояния». Параллельно киностудия «Мосфильм» открыла доступ к 500 своим фильмам, доказывая также правоту предлагаемых подходов к реформе системы авторских прав и государствен- ной политике по открытию доступа к знаниям и культурным ценностям. Опыт ЕС свидетельствует, что общественные инициативы задают моду в этом направлении, но позже не- избежно получают поддержку власти. Так произошло и на этот раз в России. Идеи, продвигаемые Ассоциацией интер- нет-издателей, по открытию доступа к знаниям и культурным ценностям в конечном счёте легли в основу проекта «Обще- ственное достояние», научного архива Минобрнауки РФ, на- шли признание в «Основах культурной политики РФ» в виде «единого пространства знания». Первые шаги в формирова- нии инфраструктуры такого пространства уже сделаны осно- вателями поисковых систем, создателями социальных сетей и открытых банков знаний. Теперь очередь за индустриаль- ными ассоциациями, научным сообществом, руководством библиотек. Следом настанет очередь действовать для законо- дателей и органов власти. Инструментом, который приводит

66 в действие политическую машину, является в данном случае бесспорный экспертный консенсус, который в целом разде- ляют прогрессивные силы за рубежом. Запустить проект всё равно можно только «всем миром», как Википедию — только тогда от него выиграют все.

АНАЛИЗ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

68 Общие черты российского законодательства об авторском праве Законодательство об авторском праве в России базируется на следующих документах: • Международных соглашениях, к которым присоедини- лась Российская Федерация: Конвенция, учреждающая Все- мирную организацию интеллектуальной собственности (Сток- гольм, 14 июля 1967 г., в редакции от 2 октября 1979 г.; вступила в силу для СССР 26 апреля 1970 г.); Всемирная конвенция об авторском праве (Женева, 6 сентября 1952 г.; пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г.; вступила в силу для СССР 27 мая 1973 г.); Бернская конвенция по охране литературных и художе- ственных произведений (Берн, 9 сентября 1886 г.; вступила в силу для Российской Федерации 13 марта 1995 г.); Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (TRIPS); • Конституции Российской Федерации; • Гражданском кодексе Российской Федерации; • Федеральном законе 149-ФЗ «Об информации, информа- ционных технологиях и защите информации»; Международные соглашения В России, как и во многих других странах мира, авторское пра- во базируется, прежде всего, на Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений, принятой в 1886 году [27]. Последняя, ныне действующая редакция кон- венции (1971 г., Париж [28]), по мнению экспертов в правовой сфере, требует серьёзной адаптации к условиям информацион- ного общества с его новыми информационными продуктами и новыми технологическими возможностями их распростра- 27 В 1886 г. Конвенцию подписали 7 государств: Бельгия, Велико- британия, Германия, Испания, Тунис, Франция и Швейцария. Се- годня ее признают 164 государства. 28 Конвенция пересматривалась 5 раз: в 1908 году в Берлине, в 1928 г. в Риме, в 1948 г. в Брюсселе, в 1967 г. в Стокгольме и в 1971 г. в Париже.

69 нения. Внимания требует и проблема регулирования взаимо- отношений авторов и правообладателей продуктов интеллек- туальной собственности — с одной стороны, и потребителей этих продуктов (пользователей) в интернете — с другой. На международном уровне вопросами охраны авторских и смеж- ных прав в интернете занимается Всемирная организация ин- теллектуальной собственности (ВОИС), которая осуществляет также и административные функции в отношении Бернской конвенции с момента своего основания в 1967 году. При этом реальная правовая практика отдельных государств достаточно противоречива. Бернская конвенция представляет собой международное соглашение, в котором устанавливаются базовые требования к защите авторских прав для государств, которые присоедини- лись к данному соглашению. К 2013 году участниками Бернской конвенции явились 166 государств. Россия присоединилась к Бернской конвенции 13 марта 1995 года с оговоркой о том, «что действие Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений не распространяется на произведения, которые на дату вступле- ния этой Конвенции в силу для Российской Федерации уже яв- ляются на ее территории общественным достоянием» [29]. Эта оговорка, однако, 11 декабря 2012 была отозвана правитель- ством РФ [30]. 29 Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224 «О присоединении Российской Федерации к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений в редак- ции 1971 г., Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 г. и дополнительным Протоколам 1 и 2, Конвенции 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного вос- производства их (фонограмм)» // Собрание законодательства РФ, 14.11.1994, № 29, ст. 3046: http://goo.gl/MhpsJK. 30 Постановление от 11 декабря 2012 г. №1281 «Об отзыве заяв- ления, сделанного при присоединении Российской Федерации к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений».

70 Конвенция устанавливает ряд принципов международно- го авторского права [31]: • Принцип национального режима: в соответствии с ним каждая страна-участник конвенции предоставляет гражданам других стран-участниц по меньшей мере тот же режим охра- ны авторских прав, что и своим собственным гражданам. Лю- бые разбирательства по поводу подпадающих под конвенцию произведений происходят по законам страны, на территории которой они используются (издаются, публично исполняются, передаются в эфир и т. д.). • Принцип независимости охраны: охрана произведения в каждой стране никак не зависит от охраны произведений в других странах, в том числе в стране происхождения произве- дения. Из этого принципа есть одно исключение: закон может предусматривать прекращение охраны произведения, срок ох- раны которого уже истёк в стране происхождения произведе- ния. • Принцип автоматической охраны: авторское право не требует для использования каких-либо предварительных фор- мальностей (регистрации, особого заявления о претензиях на копирайт, разрешения властей и т. д.) и возникает автоматиче- ски в момент фиксации произведения в материальной форме (для граждан стран-членов конвенции) или первой публика- ции (для опубликованных в этих странах произведений ино- странных авторов). • Презумпция авторства: в отсутствие доказательств об- ратного автором считается тот, чьё имя или псевдоним ука- заны на обложке книги. Конвенция не содержит определения авторства, поэтому в разных странах представления об автор- стве некоторых произведений могут отличаться. Например, в России автором может быть только человек, за исключением отдельных и строго определённых видов произведений, соз- данных в СССР [32], в то время как США признаёт авторство 31 Статья «Бернская конвенция об охране литературных и худо- жественных произведений» (раздел «Основные принципы»): http:// goo.gl/ sXH7Q4. 32 Гражданский кодекс РСФСР, статьи 484–485.

71 юридических лиц. Авторство произведения определяется по законам страны происхождения. Россия в ВТО. Требования ТРИПС к защите интеллектуальной собственности [33] Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (TRIPS — Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights) входит в единый пакет норматив- ных актов (соглашение об учреждении ВТО в совокупности с прилагаемыми к документу многосторонними торговыми со- глашениями), который должно принять каждое государство при вступлении в ВТО. Соглашение ТРИПС вступило в силу 1 января 1995 года и стало первым соглашением по вопросам интеллектуальной собственности (далее — ИС) в системе меж- дународной торговли. Предметом регулирования ТРИПС являются авторское право и смежные права, товарные знаки и знаки обслужива- ния, наименования мест происхождения товаров, изобретения, промышленные образцы, селекционные достижения, тополо- гии интегральных микросхем, конфиденциальная информа- ция и др. Нередко соглашение ТРИПС называют «дополнением к Бернской и Парижской конвенциям», поскольку в соглаше- нии, с одной стороны, оговаривается, что оно не противоречит указанным конвенциям, с другой стороны, вводится дополни- тельное регулирование (увеличивается срок охраны, вводится защита компьютерных программ как литературных произве- дений и др.). Для России, уже вступившей в ВТО, важное значение име- ют следующие вопросы: • Соблюдение требований ТРИПС. Требования ТРИПС рассматриваются как минимальные стандарты, которые стра- на-член ВТО обязана предусмотреть в своем законодательстве для защиты прав ИС. 33 Справка Е. А. Войниканис «Россия в ВТО: Требования ТРИПС к защите интеллектуальной собственности» // http://raec.ru/analytics/ detail. php?ID=2908.

72 • Обязательные процедуры по обеспечению соблюдения прав интеллектуальной собственности. • Расширение сферы взаимных обязательств по вопросам ИС после вступления в ВТО. Большая часть требований ТРИПС была учтена при разра- ботке 4-й части Гражданского кодекса РФ. Однако и после при- нятия 4-й части в рамках рабочей группы по присоединению России к ВТО вплоть до 2010 года включительно продолжалось согласование обязательств, принимаемых Российской Феде- рацией в сфере законодательного регулирования прав на ре- зультаты интеллектуальной деятельности и средства индиви- дуализации в связи с присоединением к Всемирной торговой организации. Экспертами из стран-членов ВТО было выдвину- то более ста замечаний, большая часть которых была снята в процессе переговоров. Ряд замечаний по наиболее существен- ным вопросам был учтен в форме поправок к части 4 Граж- данского кодекса. Речь идет о Федеральном законе от 4 октября 2010 года № 259-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Суть поправок, внесенных указанным законом и направ- ленных на приведение в соответствие российского законода- тельства с требованиями ВТО в сфере интеллектуальной соб- ственности, состоит в следующем: • ТРИПС содержит так называемый «трехступенчатый тест», который определяет допустимые границы для уста- новления ограничений исключительных прав. Ограничения исключительных прав: (1) устанавливаются в определенных особых случаях; (2) не должны противоречить обычному ис- пользованию объекта ИС; (3) не должны ущемлять необосно- ванным образом законные интересы правообладателей. Новая редакция п. 5 ст. 1229 устанавливает «трехступенчатый тест», то есть воспроизводит условия ограничения исключительных прав, установленные в ст. 13, 17, 26 и 30 Соглашения ТРИПС. • Изменения ст. 1273 ГК направлены на закрепление по- ложения о том, что свободное воспроизведение допускается только в случае необходимости, что должно обеспечить более чёткое соответствие ст. 1273 ГК ст. 13 Соглашения ТРИПС.

73 • Изменения в ст. 1299 ГК исключили существовавшую в соответствии с прежней редакции возможность освобожде- ния от ответственности производителей технических средств, предназначенных для устранения технических мер защиты ав- торских прав. • Изменениями в ст. 1483 ГК было исключено упоминание «доменного имени». Таким образом, с 2010 года отказ в госу- дарственной регистрации товарного знака, тождественного доменному имени, права на которое возникли до даты приори- тета товарного знака, является незаконным. Такое изменение было необходимо, поскольку Соглашение ТРИПС не относит доменное имя к числу охраняемых объектов. В целом следует отметить, что внесенные поправки «явля- ются результатом определенного компромисса между точками зрения, высказанными представителями стран с различными правопорядками, и призваны свести к минимуму возможные непонимание и вопросы, которые могут возникнуть у ино- странных правообладателей при применении норм четвертой части ГК» [34]. В числе готовящихся поправок к 4-й части ГК есть по- правка, исключающая отождествление секрета производства и коммерческой тайны. Данная поправка соответствует тре- бованиям Соглашения ТРИПС (раздел 7 Охрана закрытой ин- формации) и упростит правовой режим и оборот коммерчески ценной информации. Важно, что Соглашение ТРИПС не имеет прямого действия. Члены-ВТО обязаны ввести в свое законодательство положе- ния ТРИПС, однако они «свободны в определении надлежаще- го метода выполнения положений настоящего Соглашения в рамках своих правовых систем и практики» (ст. 1 ТРИПС). Это означает, что при судебном разбирательстве основное значение будут играть нормы национального права сторон, хотя они и 34 Павлова Е.А., Шилохвост О.Ю. Четвертая часть ГК: итоги пере- говоров по ВТО // Патенты и лицензии. М., 2008, № 7. С. 2–9.

74 будут рассматриваться с точки зрения их соответствия поло- жениям ТРИПС [35]. Статьи 41–44 ТРИПС обязывают национальное законода- тельство предусматривать эффективные действия против на- рушения прав на интеллектуальную собственность, такие как уголовные и административные наказания правонарушите- лей, восстановление нарушенных прав. ТРИПС устанавливает принцип недопущения необоснованной задержки и усложнен- ной процедуры. Административные и судебные процедуры не должны быть дорогостоящими. Должна быть предусмотрена возможность пересмотра административного решения в су- дебном порядке. Суды должны иметь полномочия выносить решения о прекращении нарушения прав на интеллектуаль- ную собственность, приостанавливать проникновение пират- ских, контрафактных товаров на рынок прежде, чем экономи- ческая ценность нарушаемого интеллектуального права будет значительно уменьшена. Такое приостановление может иметь место в форме не только решения суда по делу, но и опреде- ления суда о предварительной обеспечительной мере. Суды должны иметь полномочия принять решение о возмещении не только прямого ущерба, но и упущенной выгоды. Помимо указанной компетенции суда, национальное законодательство должно предусматривать предотвращение импорта поддель- ной, контрафактной продукции средствами таможенных орга- нов. Действиям таможенных органов посвящен специальный раздел ТРИПС (ст. 51–59). Формально перечисленные правила уже содержатся в российском законодательстве. Конституция Российской Федерации В пункте «о» ст. 71 Конституции России указывается: «В ве- дении Российской Федерации находятся… о) судоустройство; прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголов- но-исполнительное законодательство; амнистия и помилова- ние; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитраж- но-процессуальное законодательство; правовое регулирование 35 См.: Research Handbook on the Protection of Intellectual Property under WTO Rules. Edward Elgar, 2010. Р. 57–59.

75 интеллектуальной собственности». Видно, что гражданское законодательство указано отдельно от правового регулиро- вания интеллектуальной собственности, а значит ИС должна регулироваться федеральным законодательством, а не кодифи- цироваться. Кроме того, в соответствии со ст. 44 Конституции интеллектуальная собственность относится к основным пра- вам и свободам человека и гражданина, и ее правовая охрана должна осуществляться федеральным законом, что корреспон- дирует со ст. 15 Международного пакта об экономических, со- циальных и культурных правах (16 декабря 1966 г.). Ограниче- ния конституционного права — в силу требований ч. 3 ст. 55 Конституции — должно осуществляться только федеральным законом. Таким образом, можно утверждать, что регулирова- ние интеллектуальной собственности в рамках гражданского законодательства необоснованно. Однако ситуация состоит в том, что законодательная власть, не обратив внимания на ука- занные нюансы Конституции России, в настоящее время ока- залась связана уже выбранной тактикой регулирования интел- лектуальной собственности и возможность пересмотра модели регулирования представляется маловероятной. Это не мешает нам помнить о том, что у интернет-пользо- вателей есть права, но это тема отдельного исследования. Гражданский кодекс Российской Федерации Необходимо отметить концептуальное изменение определе- ния понятия «интеллектуальная собственность». В ГК РФ оно раскрывается через исчерпывающий закрытый перечень объ- ектов (ст. 1225), одновременно вводя открытый перечень прав через понятие «интеллектуальные права», включающие исклю- чительные права, неимущественные и иные права (ст. 1226), что противоречит Конвенции, учреждающей Всемирную орга- низацию интеллектуальной собственности (ВОИС): 1) при определении понятия «интеллектуальная собствен- ность» («права» или «объекты»); 2) при определении видов объектов (прав) интеллектуаль- ной собственности;

76 3) при решении вопроса о возможности правовой охраны иных результатов творческой деятельности, то есть вновь воз- никающих видов объектов (прав) интеллектуальной собствен- ности. Кроме того, в Гражданском кодексе РФ отсутствуют нормы по защите от недобросовестной конкуренции, закреплённые в Парижской Конвенции, статьях 10-bis-10-ter [36]. С другой стороны, базы данных представлены одновре- менно как объект авторского прав и как объект смежных прав (в части так называемого «содержания баз данных»), что про- тиворечит ст. 5 Договора ВОИС по авторскому праву и по- ложениям п. 2 ст. 10 Соглашения ТРИПС, согласно которым «правовая охрана не распространяется на сами данные или информацию и не затрагивает какое-либо авторское право, от- носящееся к самим данным или информации, содержащимся в базе данных». На сегодняшний день Россия вступила в ВТО. Несмотря на это, в начале августа 2013 года Министерство культуры продли- ло на 10 лет действующую с 2008 года государственную аккре- дитацию Российского авторского общества на сбор авторских вознаграждений и управление исключительными правами на музыкальные произведения. Тем самым это общество сохра- нило свои доходы, составляющие примерно 3 млрд руб. в год, хотя ранее Россия обещала ВТО еще к январю 2013 года пере- смотреть всю систему коллективного управления правами, от- казавшись от подобных аккредитаций. Это ещё одно противо- речие, которое в ближайшее время должно каким-то образом разрешиться. Минимальный срок охраны прав для большинства про- изведений согласно Бернской конвенции устанавливается как вся жизнь автора и 50 лет с года его смерти. Для произведений, опубликованных анонимно (или под неизвестным публике 36 Парижская конвенция по охране промышленной собственно- сти от 20 марта 1883 года, пересмотренная в Брюсселе 14 декабря 1900 г., в Вашингтоне 2 июня 1911 г., в Гааге 6 ноября 1925 г., в Лон- доне 2 июня 1934 г., в Лиссабоне 31 октября 1958 г. и в Стокголь- ме 14 июля 1967 г. и измененная 2 октября 1979 г. // http://wipo.int/ treaties/ru/ip/paris/paris.html.

77 псевдонимом), этот срок составляет 50 лет с момента публи- кации. Минимальный срок охраны для фотографий — 25 лет, для кинематографических произведений — 50 лет с момента создания или первого показа. На практике вычисление надле- жащего срока охраны очень сложно, требует учёта различных тонкостей международных отношений, национальных законо- дательств и судьбы конкретных произведений. В России, по общему правилу исчисления срока действия имущественных авторских прав, которое основывается на принципе определения срока охраны в зависимости от даты смерти автора, исключительное авторское право действует в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти. Статья 1281 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает пять случаев, в которых порядок определения срока действия исключительных прав отличается от общего правила: 1. если произведение создано в соавторстве, исключитель- ное право на него действует в течение всей жизни и 70 лет по- сле смерти соавтора, пережившего всех остальных соавторов, то есть умершего последним из них; 2. если произведение было обнародовано анонимно или под псевдонимом, исключительное право действует в течение 70 лет после даты его обнародования; 3. если произведение обнародовано после смерти автора, исключительное право в отношении такого произведения про- должает действовать в течение 70 лет после его обнародования; 4. если автор был репрессирован и реабилитирован по- смертно, исключительные права на его произведения действу- ют в течение 70 лет после года реабилитации такого автора; 5. если автор работал во время Великой Отечественной войны или участвовал в ней, срок авторского права на его про- изведения независимо от времени их создания дополнительно продлеваются на четыре года. Таким образом, в российском законодательстве устанавли- ваются не минимальные, но максимальные сроки охраны, утя- желённые массой ограничений, что создаёт дополнительные барьеры и вносит существенное непонимание каков был или есть срок охраны конкретного произведения.

78 Согласно статье 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юриди- ческих лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым пре- доставляется правовая охрана (интеллектуальной собственно- стью), являются: 1. произведения науки, литературы и искусства; 2. программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ); 3. базы данных; 4. исполнения; 5. фонограммы; 6. сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепере- дач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания); 7. изобретения; 8. полезные модели; 9. промышленные образцы; 10. селекционные достижения; 11. топологии интегральных микросхем; 12. секреты производства (ноу-хау); 13. фирменные наименования; 14. товарные знаки и знаки обслуживания; 15. наименования мест происхождения товаров; 16. коммерческие обозначения. В связи с развитием интернета и расширением возможно- стей копирования наибольшее количество нареканий и крити- ки вызывают статьи, касающиеся охраны произведений науки, литературы и искусства (п. 1 ст. 1225). Режим охраны таких произведений устанавливается в общих положениях Граждан- ского кодекса и детализируется в главе 70 «Авторское право». Гражданский кодекс РФ был принят в 2006 году и уже спустя год правоприменения стала ясна необходимость реформиро- вания кодекса в части, касающейся охраны объектов автор- ского права применительно к их охране в интернете. В част- ности — сроков охраны в течение такого долгого периода и в таких масштабах. Речь идет о необходимости снижения сро- ков охраны, уточнения режима охраны для отдельных видов произведений, законодательном закреплении возможности

79 использования свободных лицензий, возможности отказа от исключительного права, расширения возможностей воспроиз- ведения в личных целях. Пролог международной реформы Впервые вопрос о необходимости пересмотра модели охраны авторских прав в связи с развитием интернета обозначил Президент России Д. А. Медведев, подписав 18 июля 2008 года указ № 1108 «О совершенствова- нии Гражданского кодекса Российской Федерации» [37] (подробнее см. выше). Данным указом глава государства определил следующие цели со- вершенствования гражданского законодательства страны: •. дальнейшее развитие основных принципов гражданско- го законодательства Российской Федерации, соответствующих новому уровню развития рыночных отношений; •. отражение в Гражданском кодексе Российской Федера- ции опыта его применения и толкования судом; •. сближение положений Гражданского кодекса Россий- ской Федерации с правилами регулирования соответствую- щих отношений в праве Европейского союза; •. использование в гражданском законодательстве Россий- ской Федерации новейшего положительного опыта модерниза- ции гражданских кодексов ряда европейских стран; •. поддержание единообразия регулирования граждан- ско-правовых отношений в государствах — участниках Содру- жества Независимых Государств; •. обеспечения стабильности гражданского законодатель- ства Российской Федерации. Этим же указом был утверждён новый состав Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совер- шенствованию гражданского законодательства, которому по- ручено (совместно с Исследовательским центром частного права при Президенте) до 1 июня 2009 года разработать кон- 37 Указ Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года № 1108 г. Москва «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Опубликован 23 июля 2008 г. в «Россий- ской газете» № 4712 // http://www.rg.ru/2008/07/23/kodeks-dok.html.

80 цепцию развития гражданского законодательства Российской Федерации, а также предложения о мерах по её реализации, предусмотрев подготовку в 2009–2010 годах проектов феде- ральных законов о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации. Позднее, по итогам встречи с представителями российской интернет-сообщества, Д.А. Медведев дал дополнительный пе- речень поручений, в том числе о подготовке предложений «о внесении изменений в гражданское законодательство Россий- ской Федерации, направленных на закрепление для авторов произведений возможности предоставлять свои произведе- ния на условиях свободных лицензий неограниченному кругу лиц (аналогичных Creative Commons, GNU FDL)» [38] и др. (см. выше). Период 2008–2012 гг. в России в целом можно охаракте- ризовать как период намерений реформирования законода- тельства об авторском праве. В это время давались поручения Президента и Правительства, на основе которых проводилась планомерная работа по либерализации российского законода- тельства, именно тогда были сформулированы основные по- желания широкой интернет-общественности к сути реформы авторских прав. Среди программных документов, появившихся в период «возможности добровольной либерализации» можно отметить два концептуальных документа «со стороны общества» и один «со стороны власти». Российская Ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) совместно с Wikimedia Russia и Ассоциацией интер- нет-издателей в 2011 году выпустили упомянутый выше мани- фест «Российский интернет в XXI веке: авторское право» [39], где были обозначены наиболее актуальные проблемы суще- 38 Перечень поручений по итогам встречи с представителями ин- тернет-сообщества, состоявшейся 29 апреля в Москве: http://www. kremlin. ru/assignments/11427#assignment_0. 39 Российский интернет в XXI веке: авторское право // Российская ассоциация электронных коммуникаций: http://raec.ru/upload/iles/ manifest_raec.pdf (дата обращения: 17.05.2016).

81 ствующей модели охраны объектов авторских прав и на кон- цептуальном уровне сформулированы предложения по изме- нению законодательства в России. В преамбуле документа отмечается: «Сегодня Российская Федерация и всё мировое сообще- ство активно вовлечены в процессы развития Интернета и ин- формационного общества и разрешение проблемных вопросов использования информационного пространства, в числе кото- рых одно из ключевых мест занимает вопрос о будущем автор- ского права и технологий доступа к цифровой информации, когда законная монополия на литературные произведения, музыку, видео, программное обеспечение и базы данных мо- жет создавать препятствия по доступу к знаниям и развитию инновационных решений и сервисов. Сложившаяся идеология авторского права и система законодательства, созданная много десятилетий назад, не в полной мере учитывает интересы ав- торов, пользователей Интернета и общества в целом и может служить ограничению доступа к информации и знаниям даже в тех случаях, когда авторы и правообладатели имеют наме- рение разрешить свободное использование их произведений. В России ситуация усугубляется тем, что за последние годы в российские законы вносились поправки, нарушающие сложив- шийся десятилетиями баланс интересов между правооблада- телями и обществом в пользу правообладателей. При этом, до сих пор в отечественное законодательство не внесены измене- ния, учитывающие организационно-технические особенности информационных отношений, что приводит к созданию пра- воприменительной практики, не учитывающей природу Ин- тернета. Уважая институт интеллектуальной собственности, признавая его значимость для развития российской экономи- ки и не имея намерений подвергнуть его необоснованной ре- визии, мы видим ряд актуальных проблем в рассматриваемой сфере, без решения которых будет трудно говорить об эффек- тивном развитии Интернета и инновационной экономики в нашей стране». Указанные недоработки предлагалось устранить путём внесения изменений в действующее законодательство Рос- сийской Федерации, что затем нашло своё отражение в про-

82 екте поправок в IV часть Гражданского кодекса РФ экспертов Российской Ассоциации электронных коммуникаций, Фонда «Сколково», Wikimedia Russia, Ассоциации интернет-издате- лей и факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова к Гражданскому Кодексу Российской Федерации в редакции за- конопроекта № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Рос- сийской Федерации». Откликаясь на эти прогрессивные настроения, Прези- дент Д. А. Медведев направил «Послание руководителям го- сударств-членов «Группы двадцати» о новой концепции ис- пользования и охраны результатов творческой деятельности в глобальной сети» [40] и предложил план разработки измене- ний в Бернскую конвенцию по охране литературных и художе- ственных произведений. «Двадцатка» отказалась даже рассма- тривать этот вопрос, сославшись на то, что срок президентства Медведева истекает. Это был ясный и чёткий отказ, ослабив- ший позиции Медведева дома — ещё одно унижение, которое он явно не заслужил. В целом всю предысторию, кульминацией которой был период правления Дмитрия Медведева, можно охарактери- зовать позитивным интересом власти к интернету, желанием разбираться, реформировать и мягко регулировать интернет. В основе этой политики было объяснимое желание не убивать курицу, несущую золотые яйца. Однако благожелательный посыл Президента столкнулся с эшелонированным сопротивлением заинтересованных групп, представленных издателями, кинопродюсерами, телеканала- ми, лоббистами авторских обществ, издателей и иностранных правообладателей. 40 Послание Президента России лидерам стран — участниц «Группы двадцати» // Президент России: http://www.kremlin.ru/ news/13329 (дата обращения: 17.05.2016).

83 «Антипиратский» закон (ФЗ № 187) В 2012 году политика государства в отношении регулирования интернета в целом и авторского права в частности изменилась, а предыдущие наработки в области реформирования системы охраны авторских прав реализованы не были. Компромиссные поправки в Гражданский кодекс, ранее со- гласованные на площадке Государственной Думы, были разби- ты на 9 частей, которые должны были приниматься по очереди. 6 июня 2013 года в Государственную Думу был внесён зако- нопроект № 292521-6 «О внесении изменений в законодатель- ные акты Российской Федерации по вопросам защиты интел- лектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». Законопроект предполагает внесение изменений в ста- тьи 1252, 1253.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации, ФЗ № 149 «Об информации, информационных технологиях и защите информации», а также в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Законопроект стал преждевре- менной реакцией Государственной Думы на косвенную под- держку Президентом идей, которые были озвучены министром культуры РФ В. Мединским на Совещании по вопросам разви- тия отечественной кинематографии 24 мая 2013 года [41]. Касательно защиты авторских прав в Интернете состоялся следующий диалог: «В. ПУТИН: Скажите, пожалуйста, Владимир Ростиславо- вич, как осуществляется блокировка в интернете украденного контента как мера борьбы с пиратством в тех странах, где это применяется? Технология какая там? В. МЕДИНСКИЙ: Технология примерно такая: правообла- датель посылает запрос на сайт, если это сайт национальной юрисдикции, где размещен неправомерный контент, сайт про- веряет, достоверна ли эта заявка, достоверен ли правооблада- тель, запрашивает разместившего, какие у него права на этот контент, всё это делается буквально в течение суток, после чего на это ставится блок, и всё. Скачать и посмотреть эту продук- 41 Совещание по вопросам развития отечественной кинематогра- фии // Президент России: http://kremlin.ru/news/18182 (дата обраще- ния: 17.05.2016).

84 цию больше нельзя. Самое главное, это делается в досудебном порядке. Примерно такой принцип. А опасения Минсвязи свя- заны с тем, что будут жулики, которые будут делать вид, что это их авторские права, и всячески мешать развитию интерне- та, останавливать добросовестные сайты. В. ПУТИН: Будут делать вид, что это чьи авторские права? В. МЕДИНСКИЙ: Ну, предположим, какой-то хороший сайт что-то разместил, а я желаю этому сайту навредить. Пишу письмо: «Вы разместили что-то, что мне принадлежит. Прошу заблокировать это всё». И таким образом я буду вмешиваться в рыночные отношения, свободу распространения информации, а прав у меня на это не будет. В. ПУТИН: Какая-то ерунда. В. МЕДИНСКИЙ: Вот так. В. ПУТИН: Может быть, за этим есть и ещё что-то. Если это всё, то это, конечно, не основание для того, чтобы не внедрять такие методы борьбы с пиратством. В. МЕДИНСКИЙ: Практика блокировки, Владимир Влади- мирович, сейчас есть, и сильные кинокомпании, запуская пре- мьерные показы, этим занимаются. Но это всегда индивиду- альная договорённость: договорились — получилось. Система не работает. В. ПУТИН: Да, мы обязательно отработаем это с Мини- стерством связи». Очевидно, что существующий международный опыт был пересказан достаточно министр вольно и некорректно. Никто в мире не обязывает «сайт проверять, достоверна ли заявка», не блокирует сайты в течение суток, не ставит «на это» блок, не уточнив, собственно, что есть «это». Намерение «отработать это с Министерством связи» (Министерство, которое профиль- но занималась данным вопросом более 3 лет) осталось лишь намерением — фраза Президента Путина «если это всё, то это, конечно, не основание для того, чтобы не внедрять такие ме- тоды борьбы с пиратством» послужила сигналом к действию для Государственной Думы, которая за неделю разработала и внесла законопроект №292521-6 «О внесении изменений в зако- нодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникаци-

85 онных сетях». И приняла законопроект в трех чтениях за три дня. Согласно закону, правообладатель, обнаруживший на ка- ком-либо сайте контент, нарушающий его авторские права, об- ращается в Мосгорсуд. Мосгорсуд наделяется полномочиями принимать обеспечительные меры по таким делам, а именно направлять представления о блокировках на период судебного разбирательства. После получения решения суда о блокировке правообладатель обращается в Роскомнадзор с заявлением об ограничении доступа к ресурсу. Роскомнадзор в течение трех рабочих дней определяет провайдера хостинга, на чьих серве- рах находится сайт нарушителя, и направляет ему уведомле- ние. Хостинг-провайдер уведомляет владельца сайта в течение суток, а владелец сайта за 24 часа обязан удалить спорный кон- тент. Если владелец сайта отказывается, то хостинг-провайдер обязан ограничить доступ к этому сайту. В том случае, если хостинг-провайдер отказывается от блокировки или не реаги- рует, вся информация о сайте-нарушителе отправляется опе- раторам связи, которые будут обязаны ограничить доступ к ресурсу. Кроме того, Гражданский кодекс дополняется положени- ями об особенностях ответственности информационных по- средников (провайдеров и владельцев сайтов) за нарушение интеллектуальных прав. В проекте описаны условия освобо- ждения посредников от ответственности (которые не работают, благодаря дописанным пунктам 3–5, по сути предполагающим премодерацию и фильтрацию всего контента, размещенного пользователями) и вводится норма, которая обязывает про- вайдеров удалять спорный контент или ограничивать доступ к нему по требованию правообладателя. Нужно отметить, что годом ранее аналогичное регули- рование в России было принято в отношении контента с ин- формацией о наркотических средствах, суицидов и детской порнографии. Федеральный закон № 139-ФЗ, так называемый «закон о черных списках», предполагает блокировку ресурса по решению уполномоченного органа в досудебном порядке. При этом в случае отсутствие реакции от владельца сайта или

86 провайдера хостинга сайт должен быть заблокирован по сете- вому адресу. Гражданское общество и интернет-индустрия отреагиро- вали как на «закон о черных списках», так и на «антипиратский закон» очень бурно. Рассмотреть основные положения критики 139-ФЗ («о чер- ных списках») интересно с той точки зрения, что используемый механизм аналогичен тому, который используется для защиты правообладателей согласно 187-ФЗ («антипиратский закон»). Критика «закона о черных списках» со стороны граждан- ского общества и экспертов была направлена, в частности, на поправки в закон «Об информации, информационных техно- логиях и о защите информации». Например, Совет при Пре- зиденте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека выступил с заявлением: «…Ре- гламентируемая законопроектом процедура блокировки ин- тернет-контента предполагает ограничение доступа к инфор- мации, запрещённой или нежелательной для детей, для всех пользователей российского сегмента сети Интернет — без воз- можной апелляции и процедуры повторного рассмотрения, без каких-либо ограничений, которые позволили бы тракто- вать предлагаемые меры не как введение цензуры, что прямо запрещено Конституцией Российской Федерации и ограничи- вает право людей на доступ к информации, нисколько не при- ближая к решению заявленных в законопроекте задач» [42]. Российская Ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) поддержала поправки в 436-ФЗ («О защите детей») в части поправок в закон «Об информации», но выступила ка- тегорически против слишком широкого класса материалов, подлежащего внесению в Реестр и блокировки сайтов по сете- вым адресам. Также РАЭК выступила против привлечения для 42 Заявление членов Совета в отношении законопроекта № 89417- 6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию http:// goo.gl/Sk1BQ.

87 ведения Реестра негосударственной организации [43]. Google, LiveJournal, ВКонтакте и Яндекс, Wikimedia Russia также вы- ступили против законопроекта. Реакция на «Антипиратский закон» была чуть менее вы- раженной со стороны интернет-индустрии, однако, более радикальной со стороны интернет-общественности. Интер- нет-индустрия в лице компаний Mail.ru Group, Яндекс, Объ- единенной компании «Афиша-Рамблер-SUP», Google Россия, RU-CENTER, Хостинг-Центра, Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета, Wikimedia Russia, Ozon.ru, Российской Ассоциации электронных коммуника- ций, Ассоциации интернет-издателей выступили с «Открытым обращением интернет-индустрии в отношении законопроекта № 292521-6 «О внесении изменений в отдельные законодатель- ные акты Российской Федерации по вопросам защиты интел- лектуальных прав в информационно телекоммуникационных сетях» в которой, среди прочего, отмечалось: «Законопроектом закладываются широкие возможности для злоупотреблений и недобросовестной конкурентной борь- бы. Согласно международному опыту стран, в которых суще- ствуют аналогичные механизмы борьбы с нелегальным кон- тентом, почти половина запросов отсылаются конкурентами существующих легальных сервисов. При том, что законопроек- том предусмотрены предварительные обеспечительные меры, позволяющие заблокировать Интернет-ресурс без его предва- рительного уведомления на основании лишь предположения о нарушении, такая норма представляет собой значительную угрозу как начинающим легальным сервисам, так и информа- ционным посредникам. В законопроекте не учитывается возможность легально- го использования объектов авторского права без разрешения правообладателя, что предусмотрено Гражданским законода- тельством и международной практикой. Это нанесет огром- ный урон как новым моделям распространения контента, так и 43 Официальная позиция РАЭК по законопроекту №89417-6 // Рос- сийская ассоциация электронных коммуникаций URL: http://raec. ru/times/detail/1471 (дата обращения: 17.05.2016).

88 учреждениям образовательной и культурной направленности (школы, университеты, музеи, библиотеки). По новым положе- ниям библиотеки и архивы, и без того страдающие от долгого и сложного процесса оцифровки фондов, становятся постоян- ным объектом для судебных исков. <…> Предполагаемая цель борьбы с пиратством при существующем тексте законопроекта не будет достигнута: современные технологии позволяют пи- ратам при необходимости обходить блокировки. Для легаль- ных же ресурсов, и в первую очередь для СМИ, которые не используют в своей деятельности незаконные технические ин- струменты, данный законопроект представляет собой серьез- ную угрозу нормальной деятельности… Несмотря на существующие замечания к проекту про- фильных министерств и ведомств, а также на попытки диало- га с отраслью на площадке Государственной Думы, ни одно из предложений интернет-индустрии учтено не было. Мы считаем, что в текущем виде законопроект нанесёт ущерб как самим правообладателям, так и российскому госу- дарству, и обществу. Полагаем, что отсутствие конструктив- ного и прозрачного обсуждения, игнорирование внесенных поправок, отсутствие анализа экономических и социальных последствий необъяснимо и неприемлемо. Считаем необходимым пересмотр предлагаемых законо- проектом механизмов с учетом интересов российского медиа и интернет-бизнеса на основе всестороннего анализа экономиче- ских и социальных последствий». Широкая интернет-общественность отреагировала акци- ями протестов массы ресурсов в сети Интернет, указывая на такие недостатки принятого регулирования, как возможность применения закона к тем ресурсам, которые даже не несут спорный контент, а располагают некой «информацией, необхо- димой для его получения», сюда можно включить в том числе и ссылки; это и введение очень расплывчатого понятия «инфор- мационный посредник», под которым можно понимать и про- вайдера (оператора связи), и «контенщика», и просто конеч- ного пользователя; заложенная возможность блокирования интернет-ресурсов по сетевому адресу, то есть IP-блокировка, когда под удар попадают добропорядочные ресурсы и в общей

89 статистике они будут брать основной и непредсказуемый удар на себя, так как из-за одного спорного ресурса могут подвер- гнутся блокировке сотни, а то и тысячи других сайтов, кото- рые просто случайно оказались на том же сетевом адресе, что и «нарушитель»; это и возложение полномочий по исполнению данного закона только на Мосгорсуд, что нарушает подсуд- ность и равный доступ граждан России к суду и много других моментов. Кроме этого, на официальном ресурсе «Российская обще- ственная инициатива» (РОИ), созданном по указу Президента РФ от 4 марта 2013 года № 183 специалисты «РосКомСвободы», «Ассоциации пользователей интернета» и «Пиратской партии России» разместили петицию об отмене или внесении попра- вок интернет-индустрии в закон [44]. Менее чем за 1,5 месяца петиция набрала необходимые для ее рассмотрения 100 000 голосов граждан России. Уточняя по- зицию общества, один из авторов петиции за отмену «анти- пиратского» закона, руководитель проекта «Роскомсвобода» Артём Козлюк уточнил: «Закон 187-ФЗ не вписывается в текущую картину взаи- моотношений автора и потребителя. Он сильно перекошен в сторону так называемых «правообладателей», посредников, которые в подавляющем большинстве не имеют к авторству никакого отношения, но при этом играют почему-то ключевую роль диалоге автора со своим читателем, зрителем, пользова- телем. Мы хотим сместить акцент с посредников на автора и потребителя. Именно их интересы намного важнее в данном вопросе. Как следствие авторское право нуждается в коренной реформе по многим моментам. Один из них — это значитель- ное снижения срока действия права на продукт интеллекту- ального творчества. 70 лет после смерти автора — это какой-то сюрреалистический гоп-стоп, вне понятий справедливости и пользы для общества. Компромиссным вариантом, я считаю установление срока охраны в 10–15 лет с момента выпуска про- 44 Отменить закон о произвольных блокировках интернет-ре- сурсов от 02.07.2013 № 187-ФЗ (закон против интернета): http://goo. gl/2K2uOL (дата обращения: 17.05.2016).

90 изведения, после этого переход его в общественное достояние. Еще одним важным моментом некого нового общественного договора должна быть декриминализация свободного неком- мерческого файлообмена. Люди должны не боясь делиться информацией, если это делается не в коммерческих интере- сах. Это обучение, это новые знания, это развитие как инди- видуума, так и общества в целом. Нельзя лишать человека воз- можности делиться бескорыстно. Это заложено на его генном уровне — копировать, на основе этого учиться и уже на основе этого продуцировать новые знания. Наше новое будущее» [45]. В настоящее время есть несколько поручений, касающихся установления охраны для иных объектов авторского права — музыки, текстов, ПО и баз данных. Как будет решена эта про- блема и чьи интересы будет отстаивать государство — обще- ства или копирайт-индустрии — пока неясно. Но общий тренд регулирования авторских прав в России последних двух лет трудно назвать сбалансированным или демократичным, а до баланса интересов сегодня далеко как никогда. «Антипиратское» законодательство в контексте бездоговорного управления правами («глобальная лицензия» или налог на интернет) Осенью 2014 года Российский союз правообладателей (РСП) представил концепцию аккредитованного коллективного управления в сети “Интернет” (в том числе посредством ин- ститута глобальной лицензии) и соответствующий концепции проект федерального закона «О внесении изменений в Граж- данский кодекс Российской Федерации в части совершенство- вания оборота интеллектуальных прав в информационно-те- лекоммуникационных сетях» Концепция РСП была представлена Владимиру Путину 11 ок- тября, и Президент поручил правительству проанализировать инициативу РСП с формулировкой «рассмотреть и доложить». 45 Подписи собрали: 100 000 человек потребовали отменить антипиратский закон // Частный корреспондент, понедельник, 12 августа 2013 года. URL: http://goo.gl/VPNNkH (дата обращения: 17.05.2016).

91 По замыслу РСП платить правообладателям должны опе- раторы связи. Поправки обязывают их получать глобальную лицензию на использование цифрового контента. Это означает, что произведение передается в неограниченное пользование потребителей, а владелец прав будет получать вознаграждение, «зависящее от объемов потребления произведения», говорится в документе. Предполагалось, что собирать вознаграждение от операто- ров будет организация по коллективному управлению автор- скими и смежными правами, аккредитованная государством. Под лицензирование попадет только контент, из него будут ис- ключены программное обеспечение и составные произведения (энциклопедии, базы данных, сайты и т. п.). По мнению авторов концепции, это решение освобождает пользователей от ответственности за пиратство, снимает про- блемы зарубежного хостинга и нагрузку на органы государ- ственной власти. По похожей модели РСП уже работает с про- изводителями и импортерами техники: с 2010 г. союз собирает с них 1% от цены реализации товаров или их таможенной сто- имости. В декабре 2014 года крупнейшие российские интернет-ком- пании и правообладатели написали письмо президенту Пу- тину, в котором выступили против концепции Российского союза правообладателей (РСП) о вводе антипиратского сбора в интернете. Обращение к Путину подписали директор по правовым во- просам Mail.ru Group Антон Мальгинов, гендиректор «ВКон- такте» Борис Добродеев, вице-президент «Яндекса» по корпо- ративным отношениям Марина Янина, гендиректор «Рамблер интернет холдинга» Андрей Соломенник, гендиректор Наци- ональной федерации музыкальной индустрии (НФМИ) Лео- нид Агронов, президент Ассоциации интернет-издателей Иван Засурский, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергей Плуготаренко и председатель наблюдательного совета ассоциации «Интернет-видео» Олег Румянцев. Против этой впечатляющей своим сочетанием непроду- манности, масштаба и последствий идеи выступили не только

92 правообладатели, но и МТС, «Мегафон», «Вымпелком», Минэ- кономразвития, Минкомсвязи. В письме говорилось, что, если концепция РСП будет реа- лизована, это может нанести серьезный вред российским граж- данам. В основу концепции положен ряд изначально ошибоч- ных предположений: например, утверждается, что сейчас весь потребляемый пользователями контент в интернете является нелегальным. Однако это не соответствует фактам, сообщили авторы письма: рынок дистрибуции цифрового контента рас- тет на 15% в год, развиваются новые механизмы монетизации контента, а люди все чаще платят за контент. Кроме того, в письме говорилось, что введение фактическо- го налога на использование интернета предполагает внедрение системы слежки за трафиком пользователей, а это противо- речит Конституции и Налоговому кодексу, так как нарушает тайну переписки и неприкосновенность частной жизни. По мнению авторов письма, это противоречит международным нормам — нарушает обязательства России, взятые при всту- плении во Всемирную торговую организацию (ВТО), в соот- ветствии с которыми Россия обязалась отменить бездоговор- ное управление правами с 1 января 2013 г. Также этот налог нарушил бы и права правообладателей, которые не смогут получать доходы от своих произведений — возможно, более выгодными способами. Авторы письма описывали следующие последствия реали- зации концепции РСП. Операторы связи будут вынуждены по- тратить значительные деньги на мониторинг трафика, что нега- тивно отразится на других проектах — например, ликвидации цифрового неравенства в стране. Это ударит по бизнесу уже су- ществующих площадок, которые продают цифровой контент: их вложения в бизнес окажутся бессмысленными. Эксперты опасались, что введение сбора от РСП повлечет минимум 30%- ное падение выручки кинотеатров, а еще до 80% кинотеатров могут закрыться в течение трех месяцев после введения ука- занного сбора. Кроме того, могли пострадать и телеканалы, уже сейчас зарабатывающие на продаже цифровых прав на свой контент.

93 Необходимо отметить, что в настоящее время законода- тельством Российской Федерации уже предусмотрен сбор с любых типов носителей, используемых гражданами, который осуществляется обществами по коллективному управлению правами. Рассмотрим этот вопрос подробнее в следующих гла- вах. Как следует из заключения Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, данного на концепцию «глобальной лицензии», эта инициатива привела бы к нару- шению обязательств, принятых Российской Федерацией при вступлении в ВТО: Концепция и проект предполагали бездо- говорное управление интеллектуальными правами, что прямо противоречит ст.13 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, ст.10 Договора ВОИС по ав- торскому праву и ст.16 Договора ВОИС по исполнениям и фо- нограммам. Кроме того, следствием реализации Концепции было бы нарушение требований Налогового кодекса Российской Феде- рации: проектируемый механизм сбора средств для выплаты вознаграждения обладает признаками налоговых сборов, при этом существенные характеристики такого сбора предлагается устанавливать решениями Правительства РФ. Концепция противоречила и базовым принципам законо- дательства о защите прав потребителей: Концепция предпола- гала включение сбора в обязательном порядке в абонентскую плату за услуги связи, что означало вынужденное нарушение законодательства операторами связи. Но главное, судя по прак- тике работы РАО, экспертам было трудно поверить, что деньги когда-нибудь дойдут до авторов, а продажи упасть могли. Анализ отечественного законодательства по вопросам взимания сборов для выплаты вознаграждения за воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях Право авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и ау- диовизуальных произведений на вознаграждение за их вос- произведение в личных целях впервые было признано отече- ственным законодательством с принятием Закона Российской

94 Федерации от 9 июля 1993 года № 5351-1 «Об авторском пра- ве и смежных правах». Действовавший до этого Гражданский кодекс РСФСР 1964 года не содержал исключений из общего правила о свободном (т.е. без согласия автора и без уплаты ав- торского вознаграждения) воспроизведении или ином исполь- зовании произведения для удовлетворения личных потребно- стей [46]. Хотя Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» вступил в силу с 3 августа 1993 года, меха- низм его реализации долгое время фактически отсутствовал, что во многом было обусловлено неопределенностью норм са- мого Закона. Так, согласно его статье 26 сбор и распределение вознаграждения должны были осуществляться «одной из ор- ганизаций, управляющих имущественными правами авторов, производителей фонограмм и исполнителей на коллективной основе, в соответствии с соглашением между этими организа- циями». При этом размер вознаграждения за воспроизведение для личных целей и условия его выплаты должны были опре- деляться соглашением между организациями, управляющими имущественными правами авторов, производителей фоно- грамм и исполнителей на коллективной основе — с одной сто- роны, и изготовителями и импортерами оборудования (аудио- и видеомагнитофоны, иное оборудование) и материальных носителей (звуко- и (или) видеопленки и кассеты, лазерные диски, компакт-диски, иные материальные носители), исполь- зуемых для такого воспроизведения, — с другой стороны. Ве- роятность заключения такого соглашения на практике была невысока, поскольку Закон не ограничивал число организаций, которые могут управлять имущественными правами авторов. Очевидная невозможность заключения подобных соглашений, а, следовательно, и уплаты вознаграждения в пользу несколь- ких организаций, фактически дезавуировала соответствую- щую обязанность изготовителей и импортеров оборудования и материальных носителей, указанных в законе. Правда, зако- ном было предусмотрено, что в случае, если соглашение между сторонами не будет достигнуто, размер и условия выплаты воз- 46 Ст. 493 Гражданского кодекса РСФСР, утв. ВС РСФСР 11.06.1964.

95 награждения устанавливаются «специально уполномоченным органом Российской Федерации». Однако, во-первых, не уточ- нялось, какой орган является таковым, а во-вторых, не были определены предельные сроки для заключения соглашения. В результате на практике соглашение «О порядке сбора и распределения вознаграждения за воспроизведение аудио- визуальных произведений или звукозаписи произведений в личных целях» между организациями, управляющими иму- щественными правами авторов, производителей фонограмм и исполнителей на коллективной основе, было заключено лишь через 12 лет после вступления в силу Закона «Об авторском праве и смежных правах» — 20 сентября 2005 года. Данным соглашением полномочия по сбору вознаграждения были воз- ложены на Российское общество по смежным правам (РОСП). Еще через год — 12 декабря 2006 г. — РОСП утвердило По- ложение о минимальных ставках вознаграждения авторам произведений, исполнителям и производителям фонограмм за воспроизведение аудиовизуального произведения или зву- козаписи произведения в личных целях, которое должно было служить базой для заключения соглашений с импортерами и производителями соответствующего оборудования и матери- альных носителей. А еще через год — 31 декабря 2007 года — Закон «Об авторском праве и смежных правах» утратил силу в связи с принятием части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, на практике статья 26 Закона «Об авторском праве и смежных правах» почти не дей- ствовала. В части четвертой Гражданского кодекса Российской Фе- дерации (далее — ГК РФ) механизм взимания вознаграждения за воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведе- ний в личных целях прописан более четко. Вопервых, полно- мочия по определению перечня оборудования и материальных носителей, доходы от изготовления или импорта которых яв- ляются источником средств для выплаты вознаграждения, а также полномочия по установлению размера и порядка сбора соответствующих средств переданы Правительству Россий- ской Федерации (п.2 ст.1245 ГК РФ). Таким образом, по замыс- лу законодателя обязанность по уплате средств для выплаты

96 вознаграждения должна была приобрести универсальный ха- рактер. Однако, как будет показано ниже, на практике этого достичь не удалось. Во-вторых, полномочия по сбору средств для выплаты воз- награждения за свободное воспроизведение фонограмм и ау- диовизуальных произведений в личных целях возложены на так называемую «аккредитованную организацию». При этом в соответствии со статьей 1244 ГК РФ государственную ак- кредитацию на осуществление деятельности в перечисленных в этой статье сферах, включая осуществление прав авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений на получение вознаграждения за их воспроиз- ведение в личных целях, может получить только одна органи- зация по управлению правами на коллективной основе. Вместе с тем, наличие аккредитованной организации не препятству- ет созданию других организаций по управлению правами на коллективной основе, в том числе в сферах действия аккреди- тованной организации. Данное положение ГК применительно к осуществлению прав правообладателей на получение возна- граждения за воспроизведение произведений в личных целях представляется абсурдным, поскольку неаккредитованная ор- ганизация права на сбор такого вознаграждения не имеет. Согласно пункту 3 статьи 1244 ГК РФ аккредитованная ор- ганизация «вправе наряду с управлением правами тех правоо- бладателей, с которыми она заключила договоры о передаче ее полномочий по управлению правами […] осуществлять управ- ление правами и сбор вознаграждения для тех правообладате- лей, с которыми у нее такие договоры не заключены». На наш взгляд, в рамках этой нормы правильнее говорить не о праве, а о соответствующей обязанности аккредитованной органи- зации, поскольку — как было показано выше — никакая дру- гая организация управлять данными правами не может. Это, в свою очередь, означает, что отказ аккредитованной органи- зации от реализации предоставленного ей «права» управлять правами тех или иных правообладателей на получение воз- награждения за воспроизведение их произведений в личных целях привело бы к лишению этих правообладателей соответ- ствующего права.

97 Согласно пункту 4 статьи 1244 ГК РФ правообладатель может полностью или частично отказаться от управления ак- кредитованной организацией его правами и распорядиться ими по своему усмотрению. В этом случае аккредитованная организация обязана исключить указанные правообладателем права и (или) объекты из договоров со всеми пользователями и уплатить правообладателю причитающееся ему вознаграж- дение, полученное от пользователей в соответствии с ранее за- ключенными договорами. Хотя пунктом 4 статьи 1244 ГК РФ не установлены исключения из предусмотренных им правил, отказ правообладателя от управления аккредитованной орга- низацией его правом на получение вознаграждения за воспро- изведение произведения в личных целях практически невоз- можен. Это связано с тем, что при существующем механизме финансового обеспечения права на получение указанного воз- награждения, для каждого конкретного правообладателя это право возникает (т.е. приобретает конкретное юридическое содержание) лишь в результате решений аккредитованной ор- ганизации. До тех пор, пока аккредитованная организация не определит размеры вознаграждения для каждого правообла- дателя, ни один из них права на получение этого вознаграж- дения не имеет. Причем, как отмечалось выше, право распре- делять вознаграждение между всеми правообладателями, чьи исключительные права действуют на территории Российской Федерации, является неотчуждаемой прерогативой аккре- дитованной организации. Таким образом, правообладатель может передать в управление иной организации не право на получение вознаграждения за воспроизведение его произве- дений в личных целях, а лишь само это вознаграждение, раз- мер которого определен аккредитованной организацией. Этот вывод подтверждает пункт 6 Положения о распределении и выплате авторам, исполнителям и изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений вознаграждения за свобод- ное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произве-

98 дений в личных целях [47], согласно которому выплата возна- граждения его получателям может осуществляться: а) непосредственно аккредитованной организацией; б) лицом, заключившим в письменной форме с правообла- дателем договор о передаче полномочий по управлению пра- вами и с аккредитованной организацией — договор о выплате вознаграждения. Таким образом, по сравнению с прежней моделью адми- нистрирования вознаграждения за воспроизведение произ- ведений в личных целях модель, предусмотренная ГК РФ ме- нее демократична за счет создания монополии единственной организации на управление соответствующими правами: не учитываются издержки на создание системы распределения, коррупционные и личностные факторы, непрозрачность дея- тельности. Безусловно любая монополия позволяет экономить из- держки, обусловленные конкуренцией. Но обратная сторона во многом перевешивает — отсутствует стремление к повышению внутренней эффективности и необходимости конкурировать за автора. Каждая из моделей имеет свои преимущества и не- достатки, и выбор между ними в конечном счете определяется субъективными предпочтениями. Со своей стороны, заметим, что расширение круга организаций, участвующих в распреде- лении денежных средств, предназначенных для выплаты воз- награждений за воспроизведение в личных целях, само по себе не гарантирует лучшего представительства интересов отдель- ных правообладателей, а также что любая система распреде- ления вознаграждений неизбежно будет ущемлять интересы той или иной части правообладателей. Однако для смягче- ния недостатков избранной модели система государственной аккредитации должна обеспечивать предоставление статуса аккредитованной организации той из организаций, осущест- вляющих коллективное управление авторскими и смежными 47 Утверждено Постановлением Правительства Российской Феде- рации от 14 октября 2010 г. N 829 «О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях».

99 правами, которая имеет максимально широкое представитель- ство среди правообладателей и максимально демократические процедуры принятия решений, а также открыта для вступле- ния новых членов. С этой точки зрения интересно проанализировать Поста- новление Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г. № 992 «Об утверждении Положения о государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами». В соответствии с указанным положением аккредитацию проводит федераль- ный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере авторского права и смежных прав (далее — уполномоченный орган). Таким уполномочен- ным органом в настоящее время является Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультура) [48]. Аккредитация проводится отдельно по каждой из следующих сфер деятель- ности, предусмотренных пунктом 1 статьи 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации: 1) управление исключительными правами на обнародо- ванные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отно- шении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции (подпункты 6 — 8 пункта 2 статьи 1270); 2) осуществление прав композиторов, являющихся авто- рами музыкальных произведений (с текстом или без текста), использованных в аудиовизуальном произведении, на получе- ние вознаграждения за публичное исполнение или сообщение в эфир или по кабелю такого аудиовизуального произведения (пункт 3 статьи 1263); 3) управление правом следования в отношении произведе- ния изобразительного искусства, а также авторских рукописей 48 Положение о федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия, утверж- дено Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 мая 2008 г. N 407.

100 (автографов) литературных и музыкальных произведений (ста- тья 1293); 4) осуществление прав авторов, исполнителей, изготови- телей фонограмм и аудиовизуальных произведений на получе- ние вознаграждения за воспроизведение фонограмм и аудио- визуальных произведений в личных целях (статья 1245); 5) осуществление прав исполнителей на получение возна- граждения за публичное исполнение, а также за сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерче- ских целях (статья 1326); 6) осуществление прав изготовителей фонограмм на по- лучение вознаграждения за публичное исполнение, а также за сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях (статья 1326). Процедура аккредитации начинается с публикации изве- щения о ней в Интернете не менее чем за 95 дней до даты за- седания аккредитационной комиссии, которая формируется в основном из представителей Росохранкультуры и Министер- ства культуры Российской Федерации. «С учетом мнения заин- тересованных лиц, включая правообладателей, в состав комис- сии могут включаться представители иных заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, пользователей объектов авторского права и смежных прав, правообладате- лей, а также заинтересованных организаций», но количество таких представителей не должно превышать одну треть обще- го числа членов комиссии. Все заинтересованные организации вправе направить за- явку на участие в отборе с приложением документов, перечень которых предусмотрен Положением. Заявители, в частности, должны предоставить сведения о: • договорах, заключенных с правообладателями, о переда- че полномочий по управлению правами; • лицензионных договорах и (или) договорах о выплате вознаграждения за использование объектов авторского права и смежных прав, заключенных с пользователями, по которым производится сбор и выплата вознаграждения; • взаимном представительстве интересов заявителя с ана- логичными иностранными и российскими организациями;

101 • возможности осуществления функций по сбору, распре- делению и выплате вознаграждения на всей или большей части территории Российской Федерации; • сумме выплаченного правообладателям вознаграждения за последние 12 месяцев; • сумме, удерживаемой из вознаграждения на покрытие фактических расходов заявителя по сбору, распределению и выплате вознаграждения, а также о сумме, направляемой в специальные фонды, которые создаются организацией с со- гласия и в интересах представляемых ею правообладателей; • наличии реестра, содержащего сведения о правооблада- телях и правах, переданных в управление заявителю; • общедоступном информационном ресурсе заявителя. В случае непредставления необходимых сведений, а также в случае установления недостоверности представленных све- дений или несоответствия заявителя установленным законо- дательством требованиям к организациям, осуществляющим коллективное управление авторскими и смежными правами, заявитель не допускается к отбору. В соответствии с п.15 Положения при отборе аккредито- ванной организации комиссией учитываются в том числе сле- дующие критерии: а) возможность осуществления функций по сбору, распре- делению и выплате вознаграждения на всей или большей части территории Российской Федерации, а также представитель- ство интересов российских обладателей авторского права и смежных прав на российском и мировом рынках; б) оптимальность размера суммы, удерживаемой из возна- граждения на покрытие фактических расходов заявителя по сбору, распределению и выплате такого вознаграждения; в) возможность предоставления всем заинтересованным лицам сведений о правообладателях, правах, переданных в управление организации, а также об объектах авторского пра- ва и смежных прав. Государственная аккредитация предоставляется на 5 лет для организаций, аккредитуемых впервые, и на срок от 5 до 10 лет для организаций, аккредитованных ранее и не имевших

102 замечаний к своей деятельности со стороны контролирующих органов. Росохранкультура осуществляет контроль за деятельно- стью аккредитованной организации и вправе отозвать аккре- дитацию, в том числе в случаях: • неустранения нарушений, по поводу которых уполномо- ченным органом давались предписания; • непредставления в уполномоченный орган ежегодного отчета о своей деятельности или представления отчета, содер- жащего заведомо ложные сведения; • возникшего несоответствия аккредитованной организа- ции требованиям, предъявляемым Гражданским кодексом. К достоинствам Положения о государственной аккредита- ции организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами, можно отнести то, что оно обеспечивает возможность доступа всех заинтересованных организаций к участию в конкурсе на право получения госу- дарственной аккредитации, регулярное «переизбрание» аккре- дитованной организации и в целом ориентируется на правиль- ные критерии ее отбора. На первый взгляд, предусмотренные положением критерии отбора аккредитованной организации поощряют претендентов расширять своё представительство среди правообладателей, снижать административные издерж- ки и повышать информационную прозрачность. Однако об- ращает на себя внимание отсутствие попытки формализовать методику отбора, присвоить удельный вес отдельным крите- риям и тем самым обеспечить предсказуемость отбора. Более того, положение даже не обещает преимущества претендентам, представляющим большее число правообладателей и снижаю- щим административные издержки. Неслучайно в подпункте «а» пункта 15 говорится не об относительно более широком представительстве интересов российских правообладателей на российском и мировом рынках, а лишь о наличии такого пред- ставительства, а в подпункте «б» — не о наименьшем, а об «оп- тимальном» размере суммы, удерживаемой из вознаграждения на покрытие расходов по его сбору, распределению и выплате. Таким образом, фактически свобода усмотрения чиновников не ограничена, и аккредитацию может получить любая орга-

103 низация, удовлетворяющая минимальным законодательным требованиям к организациям, осуществляющим коллективное управление авторскими и смежными правами. Как отмечалось выше, помимо процедур государственной аккредитации для оценки демократичности существующей системы администрирования вознаграждения за воспроизве- дение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях имеют значение открытость этой организации для пра- вообладателей и процедуры ее внутреннего управления, кото- рые несмотря на множество формальных документов остаются абсолютно неочевидными. Наряду с утверждением Положения о государственной аккредитации организаций, осуществляю- щих коллективное управление авторскими и смежными права- ми, п. 3 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. № 992 Министерству культуры Российской Федерации предпи- сано утвердить типовой устав аккредитованной организации. Во исполнение этого поручения принят Приказ Министерства культуры от 19 февраля 2008 г. № 30 «О типовом уставе ак- кредитованной организации по управлению правами на кол- лективной основе». Пункт 2.4 типового устава устанавливает обязанность аккредитованной организации принимать в свои члены всех правообладателей, имеющих право на получение собираемого Организацией вознаграждения, «за исключением тех случаев, когда принятие правообладателя в члены Органи- зации противоречит закону, в частности, если принятие пра- вообладателя в члены Организации невозможно в связи с осо- бенностями организационно-правовой формы Организации». Предусмотренная типовым уставом структура и компетенция органов управления аккредитованной организации типична для общественных организаций любого вида. Из особенностей следует упомянуть лишь пункт 4.5 типового устава, который относит к компетенции постоянно действующего руководя- щего органа аккредитованной организации принятие всех фи- нансовых решений, включая: • утверждение годового отчета Организации и годового бухгалтерского баланса; • утверждение финансового плана Организации и внесе- ние в него изменений;

104 • утверждение порядка и сроков распределения и выплаты собранного Организацией вознаграждения; • утверждение размеров сумм, удерживаемых на покры- тие необходимых расходов по сбору, распределению и выпла- те собранного Организацией вознаграждения (не чаще одного раза в год); • утверждение размеров вознаграждения, подлежащего уплате пользователями по заключаемым Организацией лицен- зионным договорам, а также размеров вознаграждения, соби- раемого Организацией по договорам о выплате вознагражде- ния; • создание специальных фондов и утверждение положе- ний о них, утверждение размеров сумм, направляемых Орга- низацией в эти фонды. Таким образом, по общему правилу рядовые члены орга- низации не принимают участия в решении финансовых во- просов, хотя типовой устав допускает отнесение любого из перечисленных выше полномочий к компетенции высшего ру- ководящего органа — то есть общего собрания (конференции, съезда), в отличие от, например, Жилищного кодекса РФ, где финансовые вопросы отнесены к ведению общего собрания собственников, но не к компетенции управляющей компании. Посвященные вознаграждению за воспроизведение фоно- грамм и аудиовизуальных произведений в личных целях нор- мы Гражданского кодекса постигла та же участь, что и соот- ветствующие нормы Закона «Об авторском праве и смежных правах» — то есть они долгое время оставались бездейству- ющими, поскольку не были рассчитаны на непосредственное применение. Если в Законе «Об авторском праве и смежных правах» содержался по крайней мере перечень (хотя и не ис- черпывающий) видов оборудования и материальных носи- телей, доходы от реализации которых являются источником средств для выплаты вознаграждения, то Гражданский кодекс оставляет этот вопрос на усмотрение Правительства Россий- ской Федерации. Также Правительством должны были опреде- ляться размер и порядок сбора соответствующих средств (п.1 ст. 1245 ГК РФ) и порядок распределения вознаграждения и его выплаты (п.3 ст. 1245 ГК РФ). В результате, несмотря на то, что

105 Гражданский кодекс вступил в силу 1 января 2008 г., его статья 1245 на практике не могла применяться вплоть до вступления в силу Постановления Правительства от 14 октября 2010 г. № 829 «О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях» (далее — Постановление Правительства № 829). Постановлением Правительства № 829 были утверждены: • перечень оборудования и материальных носителей, ис- пользуемых для свободного воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, с указанием размера средств, подлежащих уплате изготовителями таких оборудования и материальных носителей; • перечень оборудования и материальных носителей, ис- пользуемых для свободного воспроизведения фонограмм и ау- диовизуальных произведений в личных целях, с указанием размера средств, подлежащих уплате импортерами таких обо- рудования и материальных носителей; • положение о сборе средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, подлежащих уплате изготови- телями оборудования и материальных носителей, используе- мых для такого воспроизведения (далее также — «Положение для изготовителей»); • положение о сборе средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, подлежащих уплате импорте- рами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения (далее также — «Положение для импортеров»); • положение о распределении и выплате авторам, испол- нителям и изготовителям фонограмм и аудиовизуальных про- изведений вознаграждения за свободное воспроизведение фо- нограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях. Перечень оборудования и материальных носителей, под- лежащих обложению, для изготовителей и импортеров почти идентичны. Оба перечня оборудования включают, в частности: ЭВМ и запоминающие устройства на дисках, магнитных лен- тах и других носителях, аппаратуру, имеющую функции зву-

106 ко- или видеозаписи, телефоны, а оба перечня материальных носителей включают ленты и магнитные, оптические и полу- проводниковые носители (компакт-диски). Имеющиеся в этих перечнях редакционные разночтения обусловлены преимуще- ственно тем, что для изготовителей коды указаны по Общерос- сийскому классификатору продукции, а для импортеров — по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза. Из значимых отличий перечней отметим, что у внутренних производителей облагаются лишь незапи- санные носители, тогда как при импорте — любые носители, включая записанные. При этом средства для выплаты вознаграждения за сво- бодное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных про- изведений в личных целях не взимаются: • с изготовителей того оборудования и тех материальных носителей, которые являются предметом экспорта; • с изготовителей и импортеров профессионального обо- рудования, не предназначенного для использования в домаш- них условиях. Доля стоимости оборудования и материальных носителей, подлежащая уплате в пользу правообладателей, также унифи- цирована и составляет 1% соответственно от цены реализации или таможенной стоимости. Достаточно схожи и процедуры сбора средств с изготови- телей/импортёров оборудования и материальных носителей, а имеющиеся в них отличия обусловлены главным образом до- полнительными возможностями таможенного контроля. В обоих случаях основанием для сбора средств для выпла- ты вознаграждения правообладателям является договор меж- ду аккредитованной организацией — с одной стороны, и изго- товителем либо импортером соответствующего оборудования и материальных носителей — с другой (п.5 обоих Положений). Эта норма Постановления Правительства № 829 снижает силу предусмотренной законом обязанности изготовителей и им- портеров оборудования и материальных носителей, используе- мых для воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных про- изведений в личных целях, уплачивать средства для выплаты вознаграждения правообладателям, ставя исполнение этой

107 обязанности в зависимость от наличия соответствующего до- говора. Негативный эффект этой нормы усугубляет то обстоя- тельство, что Постановление Правительства № 829 не возлагает обязанности заключить такой договор ни на одну из его потен- циальных сторон и не определяет сроки рассмотрения офер- ты в случае, если аккредитованная организация обратилась к изготовителю или импортеру с предложением о заключении такого договора. Тем не менее представляется, что в случае демонстративного отказа или длительного уклонения изгото- вителя или импортера от заключения договора с аккредито- ванной организацией его можно привлечь к ответственности по статье 7.12 Кодекса Российской Федерации об администра- тивных правонарушениях за «иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода» (поскольку право на получение вознаграждения за воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях входит в пере- чень авторских и смежных прав). Однако остаются неурегули- рованными другие возможные ситуации. Например, неясно, с какого момента изготовитель или им- портер обязан уплачивать средства для выплаты вознаграж- дения правообладателям: с момента вступления в силу Граж- данского кодекса, Постановления Правительства № 829 или договора с аккредитованной организацией. В отсутствие отве- та на этот вопрос изготовители и импортеры могут неожидан- но оказаться перед необходимостью одновременной выплаты сбора за несколько прошлых лет. Из этого вытекает и следую- щий вопрос: возможно ли привлечение к ответственности по статье 7.12 КоАП изготовителя или импортера, не получавшего предложения о заключении соответствующего договора от ак- кредитованной организации? Ответ на этот вопрос неочеви- ден, т.к. согласно Постановлению, уплата средств для выплаты вознаграждения производится только на основе договора с ак- кредитованной организацией, а обязанность самостоятельно инициировать заключение такого договора на изготовителей или импортеров соответствующего оборудования не возложе- на. До разрешения этого вопроса правоприменительной прак- тикой изготовители и импортеры несут весьма высокие риски, поскольку обязательной санкцией по указанной статье КоАП

108 является конфискация «орудий совершения административ- ного правонарушения», которыми в данном случае могут быть признаны для импортера — вся ввезенная партия товара, а для изготовителя даже основные средства, использованные для производства соответствующей продукции. В случае реализации этих рисков обязанность по уплате сборов для выплаты вознаграждения правообладателям ока- жется обеспечена чуть ли не более высокими санкциями, чем налоговые обязательства. Но пока примеров привлечения из- готовителей и импортеров соответствующего оборудования и материальных носителей к ответственности по статье 7.12 КоАП за неисполнение этой обязанности нет, она практиче- ски ничем не обеспечена. Трудно ожидать, что изготовители и импортеры соответствующего оборудования и материальных носителей по собственной инициативе будут форсировать за- ключение договора с аккредитованной организацией. Очевид- но, что инициатива в этом вопросе должна исходить от аккре- дитованной организации. Однако необходимой предпосылкой для проявления такой инициативы является наличие полной и регулярно обновляе- мой базы данных обо всех изготовителях и импортерах соответ- ствующего оборудования и материальных носителей. Между тем, механизм учета аккредитованной организацией изготови- телей оборудования и материальных носителей не определён и, как показывает практика, не идеален. В пункте 14 Положе- ния для изготовителей сказано лишь, что «аккредитованная организация вправе направлять запросы лицам, осуществля- ющим оптовую и (или) розничную продажу оборудования и материальных носителей, предназначенных для свободного воспроизведения в личных целях, для предоставления аккре- дитованной организации информации об изготовителе и (или) поставщике (продавце), номенклатуре и цене таких оборудова- ния и материальных носителей». Однако этому праву аккреди- тованной организации не корреспондирует обязанность лиц, осуществляющих оптовую и (или) розничную продажу тако- го оборудования и материальных носителей, отвечать на эти запросы. Ясно также, что у аккредитованной организации нет

109 возможности отследить и направить запросы всем продавцам соответствующих оборудования и материальных носителей. Несколько лучше дело обстоит с учетом импортеров, по- скольку пунктом 2 Постановления Правительства № 829 на Федеральную таможенную службу возложена обязанность снабжать аккредитованную организацию сведениями об им- портерах и номенклатуре оборудования и материальных но- сителей, используемых для свободного воспроизведения фо- нограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, выпущенных для внутреннего потребления (то есть фактиче- ски государственный орган осуществляет деятельность за счёт федерального бюджета в интересах некоторой группы лиц, не являющихся государственной структурой и отчитывается пе- ред ними). Однако учитывая большую численность и изменчи- вость круга импортеров, применительно к ним обеспечить все- общее исполнение обязанности по уплате средств для выплаты вознаграждения правообладателям также не удастся. Другую группу проблем с администрированием сбора средств с изготовителей оборудования и материальных но- сителей, используемых для воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, составляют проблемы контроля за правильностью исчисления выплат по заключенным договорам. Для обеспечения возможности та- кого контроля пунктом 7 Положения для изготовителей пред- усмотрена обязанность последних ежеквартально представ- лять в аккредитованную организацию отчет о реализации оборудования и материальных носителей по форме, установ- ленной аккредитованной организацией, «а также документы в отношении произведенных оборудования и материальных носителей, содержащие описание, информацию о количестве и цене реализации оборудования и материальных носителей». Как видим, права определять виды и форму представления прилагаемых к отчету документов или истребовать у платель- щика дополнительные документы аккредитованной органи- зации не предоставлено. Тем более не предоставлено ей права проводить выездные проверки или обращаться с запросами информации для проверки данных, содержащихся в отчетах изготовителей и импортеров оборудования и материальных

110 носителей, к государственным органам. На наш взгляд, в от- сутствие этих полномочий эффективный контроль за правиль- ностью исчисления выплат по заключенным договорам с изго- товителями соответствующего оборудования и материальных носителей невозможен. По непонятным причинам для осуществления контроля за правильностью исчисления выплат импортерами соответ- ствующего оборудования и материальных носителей аккре- дитованной организации предоставлены несколько более ши- рокие полномочия. Согласно п.8 Положения одновременно с сообщением о ввозе, которое должно быть представлено им- портером в аккредитованную организацию в течение 10 дней со дня помещения оборудования и материальных носителей под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потре- бления, представляются также «документы, подтверждающие помещение оборудования и материальных носителей под та- моженную процедуру выпуска для внутреннего потребления». Аккредитованная организация в срок, не превышающий 20 рабочих дней со дня получения сообщения о ввозе, сопо- ставляет информацию, содержащуюся в сообщении о ввозе, с информацией, предоставленной таможенными органами. При этом она вправе запрашивать у импортеров «дополнительные документы, пояснения и иную информацию, необходимую для осуществления ею своих функций». Кстати, совершенно непо- нятно, зачем понадобилось устанавливать срок для проверки аккредитованной организацией сообщений о ввозе, если она сама заинтересована в своевременном поступлении средств для выплаты вознаграждения правообладателям. Причем эта норма может оказать прямо противоположное действие — т.е. этот срок может рассматриваться импортерами как пресека- тельный, что повлечет отказ в предоставлении дополнитель- ной информации по запросам аккредитованной организации, поступившим по истечении данного срока. В случае выявления в сообщении о ввозе ошибок или ис- кажений аккредитованная организация направляет импорте- ру требование о внесении в него корректировок, которое им- портер обязан в 10-дневный срок исполнить либо направить в аккредитованную организацию мотивированный отказ от его

111 исполнения. При надлежащем заполнении сообщения о ввозе аккредитованная организация производит расчет и направля- ет импортеру информацию о сумме средств для выплаты воз- награждения, подлежащих уплате. В обоих Положениях (т.е. для изготовителей и импорте- ров) предусмотрены предельные сроки исполнения обязан- ности по перечислению средств для выплаты вознаграждения правообладателям. Однако никаких санкций за неполное или несвоевременное перечисление этих средств (в том числе и пе- ней) законодательством не установлено. Таким образом, ста- тья 7.12 КоАП является на сегодняшний день единственным инструментом привлечения к ответственности за неисполне- ние обязанностей по перечислению средств для выплаты воз- награждения правообладателям. При этом, как отмечалось выше, санкция этой статьи слишком жесткая (т.к. предусма- тривает обязательную конфискацию) и не позволяет диффе- ренцировать ответственность за разные по тяжести наруше- ния со стороны изготовителей и импортеров оборудования и материальных носителей, используемых для воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях. Утвержденное Постановлением Правительства № 829 «По- ложение о распределении и выплате авторам, исполнителям и изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях» почти не со- держит новых по сравнению с Гражданским кодексом норм. В нем воспроизводится установленная пунктом 3 статьи 1245 ГК РФ пропорция распределения вознаграждения за воспроизве- дение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях между правообладателями: 40 процентов — авторам, 30 процентов — исполнителям, 30 процентов — изготовителям фонограмм или аудиовизу- альных произведений. Согласно положению, распределение и выплата возна- граждения его получателям должна осуществляться в сроки, предусмотренные уставом аккредитованной организации, но не реже одного раза в год.

112 В п. 4 Положения сделана попытка конкретизировать норму ГК о распределении вознаграждения между автора- ми, исполнителями, изготовителями фонограмм или аудио- визуальных произведений пропорционально фактическому использованию соответствующих произведений. Однако эта попытка достаточно формальна. Установлено лишь, что про- порции фактического использования соответствующих произ- ведений «рассчитываются на основе данных об использовании фонограмм и аудиовизуальных произведений при их публич- ном исполнении и сообщении по кабелю и в эфир, предостав- ляемых организациями по управлению правами на коллек- тивной основе, имеющими государственную аккредитацию на осуществление соответствующих видов деятельности, на основании соглашений об обмене информацией, а также све- дений статистического характера, полученных в результате ре- гулярных исследований, проведенных аккредитованной орга- низацией или по ее заказу другим лицом». То есть фактически решение о выплате конкретному автору принимает посредник, а сама система не имеет серьезного методического основания, что можно рассматривать как коррупционный фактор и осно- вание для масштабных нарушений принципа справедливого вознаграждения авторов, который декларировался при созда- нии данной системы. К недостаткам вышеупомянутого положения следует так- же отнести то, что оно никак не ограничивает максимальную долю средств для выплаты вознаграждения, которая может на- правляться на покрытие расходов аккредитованной организа- ции по их сбору и распределению. Бездоговорное управление правами и требования ВТО Необходимо отметить, что и существующий, и проектируемый РСП сбор вступают в противоречие с требованиями ВТО. В соответствии с пунктом 3 статьи 1244 Гражданского ко- декса организация по управлению правами на коллективной основе (далее — «ОКУП»), получившая государственную ак- кредитацию, вправе наряду с управлением правами тех пра- вообладателей, с которыми она заключила соответствующие договоры, осуществлять управление правами и сбор возна-

113 граждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены. При этом правообладатель, не заклю- чивший с аккредитованной организацией договор о передаче полномочий по управлению правами, вправе в любой момент полностью или частично отказаться от управления этой ор- ганизацией его правами. Таким образом, на данный момент в Российской Федерации имеет место система расширенного коллективного управления правами. В связи со вступлением в ВТО Российская Федерация взя- ла на себя обязательство по отмене недоговорного управления правами в течение пяти лет после вступления в силу части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (т.е. до 1 января 2013 года). Однако никаких мер, ограничиваю- щих внедоговорные полномочия ОКУПов, в указанные сроки предпринято не было. С учетом этого обстоятельства нельзя не обратить внимания на позицию арбитражного суда горо- да Санкт-Петербурга и Ленинградской области (решение от 23.05.2013 г. по делу № А56-1753/2013): суд отказал Всероссий- ской Организации Интеллектуальной Собственности в иске о взыскании вознаграждения за публичное воспроизведение фонограмм, с правообладателями которых у ВОИС не были за- ключены договоры, распространив обязательства Российской Федерации перед ВТО на отношения сторон на основании п.2 ст. 7 Гражданского кодекса. Позже указанное решение было от- менено кассационной инстанцией. Концепция глобальной лицензии и идеи Вильяма Фишера Авторы Концепции глобальной лицензии указывают, что в ее основу положены идеи, изложенные в книге William W. Fisher «Promises to Keep: Technology, Law, and the Future of Entertainment». Данная книга была опубликована Stanford University Press в августе 2004 года и больше ни разу не переиздавалась. В своей книге Фишер предлагает заменить существующую систему вознаграждения авторов и правообладателей на сле- дующую: авторы и правообладатели получают компенсацию из средств бюджета. Размер компенсации зависит от числа об-

114 ращений к произведениям (сколько раз прочитано, просмотре- но, прослушано). Анализ показывает, что эта идея Фишера не нашла своего практического применения ни в одной стране мира. Одновременно с этим Фишер является одним из основате- лей Noak Media, частного предприятия, посредством которого предпринимались попытки воплотить его идеи в жизнь. Од- нако схема функционирования Noak предполагает, что специ- альное программное обеспечение для подсчета потребления контента, разработанное Noak Media, устанавливается на око- нечном оборудовании пользователей/абонентов (компьютер, смартфон и т.д.), а не на оборудовании операторов связи. В этом состоит коренное отличие предложений В. Фишера от того, каким образом эти предложения были изложены авторами Концепции глобальной лицензии. Пользователь, устанавливая программное обеспечение Noak, действует не по принуждению оператора, как это предполагается проектом Концепции, а по собственному желанию, при этом Noak, а не оператор связи га- рантирует обеспечение безопасности и конфиденциальности данных, собираемых на компьютере пользователя. Проект Noak не является успешным проектом, а информа- ция о том, какое число пользователей и правообладателей под- ключено к системе Noak Media, в сети Интернет отсутствует. Сегодня Фишер не входит в число активно цитируемых амери- канских юристов. На его труды практически не ссылаются ни практикующие юристы, ни судьи. Таким образом можно сделать вывод, что идея Фишера не была реализована нигде в мире и, кроме того, эта идея искаже- на авторами Концепции глобальной лицензии. Показательно, что курс Фишера, который он преподает в режиме онлайн, распространяется под лицензией «Creative Commons». Идея создания Creative Commons принадлежит действующему профессору права Стэндфорского универси- тете Лоуренсу Лессингу, автору бестселлера Free Culture: he Nature and Future of Creativity. Неудивительно, что идеи проекта «Общественное достоя- ние», предусматривающего максимальное расширение доступа к знаниям и культурным ценностям без нарушения прав ав-

115 торов, выглядят выигрышно на фоне проектов, предлагающих создать алиби пользователей за счёт отчислений, которые ни- как не связаны ни с типом реального медиа-потребления, ни с авторами. Проект «Глобальная лицензия» стал впечатляющим бунтом посредника, который под видом защиты прав автора сделал попытку установления правового режима аккредито- ванных организаций в сфере телекомов. Нельзя сказать, что он был обречён на провал, но в результате все лишние деньги у телекомов забрал «пакет Яровой», который ввёл непрогнозиру- емые технологические, правовые и финансовые риски в сектор мобильных операторов, обязав и записывать, хранить и предо- ставлять записи разговоров, фактов соединения и содержания дата-трафика всех пользователей. В результате, не мытьём, так катанием, произошло перераспределение доходов мобильных операторов в тот самый момент, когда падение голосового тра- фика требует инноваций, инвестиций для смены бизнес-моде- ли и фокуса этих важнейших для организации повседневной жизни граждан организаций. Хотя Владимир Путин позже допустил возможность прав- ки «пакета Яровой», само по себе принятие закона, содержа- щего потенциально невыполнимые задачи, можно считать колоссальной проблемой для индустрии. С научной точки зре- ния вопрос возможности записи полугодового трафика всех абонентов представляется теоретически возможным, но доста- точно бесполезным мероприятием, которому должно было бы предшествовать качественное исследование реальных способов выполнения каких-то задач кроме перераспределения доходов относительно маржинальных компаний в сектор «оборонки» и безопасности. Опыт показывает, что такие инвестиции ред- ко бывают плодотворными и не ведут к развитию инноваций и экономики, а способствуют снижению важности и перспек- тивности российской юрисдикции для новых медиа — и для жизни.

116 Вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях и сбор обществ по коллективному управлению правами сбора за такие произведения: разъяснения ИЦЧП Исследовательский центр частного права при Президенте РФ (ИЦЧП) дал правовое заключение по следующим вопросам, касающимся статьи 1245 ГК («Вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведе- ний в личных целях»): 1) Является ли возможным воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, если оно осуществляется с использованием услуг связи; 2) Не будет ли происходить дублирование сбора возна- граждения по ст.1245 ГК, поскольку пользователи уже обязаны в соответствии со ст.1245 ГК платить за оборудование (косвен- но), которым они пользуются при получении услуг оператора связи; 3) Следует ли расширять содержание ст.1245 ГК перечнем случаев, в которых осуществляется сбор и выплата компенса- ционного вознаграждения, если эта задача более эффективно может быть решена заключением лицензионных соглашений в соответствии с уже действующими нормами законодательства; 4) Являются ли инициативы по изменению законодатель- ства следствием необходимости приведения нормативных ак- тов РФ в области интеллектуальной собственности в соответ- ствие с международными договорами, участниками которых является РФ, в том числе ввиду планируемого вступления Рос- сии в ВТО. 1. Под свободным воспроизведением в личных целях в ст.1245 ГК РФ понимается изготовление одного и более экзем- пляра (или части) фонограммы либо аудиовизуального про- изведения в любой материальной форме, в частности, в форме звуко- или видеозаписи, а также записи на электронном носи- теле, в том числе в память ЭВМ (см. подп.1 п.2 ст.1270, подп.4 п.2 ст.1317, подп.5 п.2 ст.1324 ГК), которое осуществляется без согласия автора, исполнителя, изготовителя фонограммы или

117 аудиовизуального произведения (правообладателя) и без вы- платы ему вознаграждения (ст.1273 и 1306 ГК). По общему правилу именно конечные пользователи про- изведений и объектов смежных прав должны получать согла- сие правообладателей на использование таких результатов интеллектуальной деятельности и выплачивать им за это соот- ветствующее вознаграждение. Однако в случае со свободным воспроизведением в личных целях ст.1273 и ст.1306 ГК устанав- ливают специальное ограничение исключительных прав по- стольку, поскольку использование результатов интеллектуаль- ной деятельности в личных целях в условиях существующего уровня развития техники просто не поддается в большинстве случаев какому-либо контролю. Основным назначением статьи 1245 ГК является предоставление некоторым категориям обла- дателей исключительных прав компенсации за то, что их права ограничиваются ст.1273 и ст.1306 ГК. Действующие нормы ГК не затрагивают вопросы о том, каким образом пользователь получает доступ к фонограммам и аудиовизуальным произведениям: приобретает ли он экзем- пляр в торговой сети (диск или кассету с записью) и делает с него копию, записывает ли передачу, которая сообщается по радио- или телевидению, делает ли электронную копию кон- тента, размещенного в Интернете и т.д. Такой доступ может быть получен пользователем как непосредственно от правоо- бладателя, так и от любых посредников (в том числе и опера- торов связи). Важно то, что ст.1245 ГК устанавливает опреде- ленный принцип, по которому должен осуществляться сбор платежей, предназначающихся для выплаты компенсационно- го вознаграждения правообладателям. Этот принцип состоит в том, что соответствующим сбором облагаются оборудование и материалы, которые могут использоваться потребителями для воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произ- ведений. Сбор этот должен выплачиваться изготовителями и импортерами таких оборудования и материалов и, в конечном итоге, входя в их цену, будет взиматься с покупателей, потен- циально являющихся пользователями охраняемых результа- тов интеллектуальной деятельности.

118 По существу, последовательное применение этого прин- ципа должно позволить охватить все возможные случаи вос- произведения в личных целях, так как воспроизведение фо- нограмм и аудиовизуальных произведений невозможно без использования каких-либо технических устройств. Исходя из определения, данного в подп.1 п.2 ст.1270 ГК, воспроизведе- нием не является непосредственное восприятие охраняемого результата интеллектуальной деятельности и с этой точки зре- ния, конечно, невозможно воспроизведение при помощи услуг связи. В условиях, когда действует принцип взимания сборов с оборудования и материалов, включение в ст.1245 ГК новой категории лиц (операторов связи), облагаемых сборами по ка- кому-то совершенно другому принципу, нарушит внутреннюю логику статьи, сделает ее содержание противоречивым и пото- му представляется необоснованным. 2. В постановлении Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 829 «О вознаграждении за воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях» содержится перечень оборудования и материальных носителей, исполь- зуемых для такого воспроизведения. В их число включены компьютеры, телевизоры, сотовые телефоны и т.п. виды тех- нических средств, при помощи которых гражданами-поль- зователями осуществляется воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений. Хотя сбор соответствующих платежей должен осуществляться с изготовителей и импорте- ров, совершенно очевидно, что их суммы войдут в конечную цену оборудования и материалов и будут, в итоге, взиматься с покупателей, то есть с граждан-пользователей. Если анало- гичный сбор будет установлен и для операторов связи, они также учтут суммы платежей в ценах на свои услуги, что тоже будет осуществляться за счет граждан — получателей услуг. Это приведет к дублированию платежей. За одно и то же дей- ствие пользователь будет платить дважды, поскольку он в лю- бом случае не может осуществить воспроизведение результата интеллектуальной деятельности без помощи соответствующих технических устройств: материалов и оборудования, в цену ко- торых уже вошел платеж за свободное воспроизведение в лич- ных целях.

119 3. Вознаграждение, выплачиваемое правообладателям по статье 1245 ГК, не может непосредственно зависеть от частоты и разнообразия видов использования того или иного произ- ведения (как это обычно свойственно вознаграждению за ис- пользование охраняемых результатов интеллектуальной дея- тельности). Оно может быть лишь некоей компенсацией потерь правообладателей от использования произведений в личных целях. Статья 1245 ГК является своеобразным компромиссом, исключением из общего принципа, лежащего в основе зако- нодательства об интеллектуальных правах, согласно которо- му третьи лица могут использовать охраняемые результаты интеллектуальной деятельности только с согласия правообла- дателей, то есть на основе договора, заключаемого с правооб- ладателем или его представителем. Естественно, что этот ком- промисс допускается постольку, поскольку обычные способы регулирования в данной ситуации неприменимы. Однако в отношении операторов связи необходимо учи- тывать, что они осуществляют весьма разнообразную деятель- ность. В ряде случаев, когда речь идет о сообщении самими операторами связи результатов интеллектуальной деятельно- сти в эфир (в том числе через спутник) или по кабелю, или о доведении результатов до всеобщего сведения, вполне реально заключение такими операторами лицензионных договоров с организациями по управлению коллективными правами (или даже с самими правообладателями). Распространение положе- ний ст.1245 ГК на любые виды деятельности операторов связи может ухудшить положение правообладателей, так как будет искусственно расширять сферу действия ограничений исклю- чительных прав. 4. Рассматриваемые инициативы по внесению изменений в ст.1245 ГК не являются следствием необходимости приведе- ния российского законодательства в области интеллектуаль- ной собственности в соответствие с международными догово- рами, участником которых является Российская Федерация. Те изменения, которых требовало вступление России в ВТО, были внесены в Гражданский кодекс РФ Федеральным законом от 4 октября 2010г. №259-ФЗ «О внесении изменений в часть четвер-

120 тую Гражданского кодекса Российской Федерации», в частно- сти, статья 1273 ГК была дополнена ссылкой на статью 1245 ГК, но сама статья 1245 ГК не была изменена. Общество и нормы о защите интеллектуальной собственности Последние 20 лет лейтмотивом развития института интеллек- туальной собственности в России было приведение его в со- ответствие с «лучшими мировыми стандартами». Работа над 4-й частью Гражданского кодекса РФ является ключевой вехой этого процесса. Как следствие, в фокусе внимания российского законода- теля эти годы была формальная (позитивистская) часть совер- шенствования института интеллектуальной собственности. Создание стройной и непротиворечивой системы законода- тельства как таковой рассматривалось в качестве основной задачи, а прямое копирование иностранных (в основном, не- мецких) моделей как нормальный метод нормотворчества. Это связано как с особенностями этапа догоняющего развития, так и со сложностями в оценке потребностей российской экономи- ки и общества в период социальных изменений. Негативной стороной указанного подхода стало несоответ- ствие целого ряда нормативных положений законодательства об интеллектуальной собственности реальным потребностям российского общества. Строго говоря, анализом потребностей российского общества никто не интересовался в принципе. Существующий режим охраны интеллектуальной соб- ственности совершенно не учитывает тот факт, что российская экономика и общество являются преимущественно потреби- телями, а не производителями результатов интеллектуальной деятельности и приравниваемых к ним средств индивидуали- зации товаров и услуг. Потребности российской экономики и общества в разви- тии также не являлись предметом самостоятельной заботы за- конодателя при формулировании нормативных положений об интеллектуальной собственности.

121 Между тем, многие страны в той или иной степени откло- няются от «усредненных» мировых стандартов, которые они сами навязывали другим странам, в целях стимулирования собственной экономики и инновационного развития. Напри- мер, в США одним из ключевых факторов, повлиявших на ин- новационный рывок в сфере информационных технологий и формирование Кремниевой долины в послевоенный период, послужило то, что режим охраны интеллектуальной собствен- ности в этой стране имеет целый ряд важных изъятий, направ- ленных на стимулирование инновационной деятельности. Указанный пример подчеркивает, что модель некритиче- ского воспроизведения «усреднённых» мировых стандартов в области интеллектуальной собственности имеет отрицатель- ные аспекты. В большинстве развитых стран, где действует разработан- ная в XX веке система правового регулирования отношений в сфере интеллектуальной собственности, институт интеллек- туальной собственности в его нынешнем виде становится уже обузой экономическому развитию [49]. Еще более значительный негативный эффект институт интеллектуальной собственности оказывает на страны с раз- вивающейся экономикой. В эпоху глобализации институт ин- теллектуальной собственности становится инструментом не- добросовестной конкуренции, с помощью которого развитые и влиятельные страны подрывают конкурентоспособность развивающихся, создавая благоприятные условия для своих экономик. Профессор Колумбийского университета, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц отмечает: «Глобализация — это один из важнейших вопросов сегод- няшнего дня, и интеллектуальная собственность — один из важнейших вопросов глобализации, особенно, учитывая, что мир движется в направлении экономики знания. То, как мы ре- гулируем и управляем процессами создания и доступа к знани- ям, имеет центральное значение для успешного функциониро- вания новой экономики, экономики знания, и распределения 49 См. отчет Йена Харгривса.

122 выгод от ее работы. На кону сразу и вопросы распределения благ и эффективности» [50]. Законодательству Российской Федерации в сфере автор- ского права, очевидно, требуется не усиление режима охраны или введение более строгих наказаний, но такие изменения соответствующих норм законодательства, которые будут наи- более эффективными и соответствующими реальным потреб- ностям российского общества в целом. При этом регулирова- ние, имеющее своей целью максимальное общественное благо в случае использования интеллектуальной собственности как инструмента развития, будет также способствовать развитию интернет-индустрии, легального рынка контента, телекома и, разумеется, общества в целом. 50 Joseph E. Stiglitz, Economic Foundations of Intellectual Property Rights, 57 Duke Law Journal 1695 (2008).

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ РОССИИ: ИННОВАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ЗАЩИТЫ АВТОСРКИХ ПРАВ В ИНТЕРНЕТЕ— «10 ШАГОВ»

124 Роль государства и интересы общества в информационную эпоху Первый закон об авторском праве — Статут королевы Анны — был принят в Великобритании в 1710 году. С этих времён госу- дарственное регулирование предполагает компромисс между интересами общества в распространении информации, знаний и культурных ценностей — с одной стороны, и заботой об ин- тересах авторов — с другой. Надо заметить, что сроки защи- ты, обозначенные в статуте, были весьма скромными: в начале XVIII века срок действия копирайта ограничивался 14 годами. Другими определяющими факторами в формировании ав- торского права изначально были потребность в цензуре и за- щита бизнеса издателей (механизмы лицензирования). Однако исторически и содержательно интерес общества все же занимал первое место, защита авторства (права атрибуции) — второе, а бизнес — третье. Этой защиты оказалось достаточно не толь- ко для авторов, но и для инноваторов времён индустриальной революции — впрочем, даже в случае с техническими изобре- тениями главным достоинством срока охраны было то, что он быстро заканчивался. После этого начинался период резкого бурного роста числа усовершенствований и скорость внедре- ния новшеств, как это произошло с паровым двигателем Ватта. Злоупотребления и издержки авторского права Со временем ценность информации и знаний всё возрастала, за- коны копирайта становились строже, а сроки защиты авторских прав увеличивались. В современных условиях — с развитием ин- тернета и информационно-коммуникационных технологий — обязательная для всех Бернская конвенция, которая была приня- та в XIX веке, безнадежно устарела. Она не отвечает ни интересам авторов, ни интересам общества, ни интересам нового бизнеса. Но она до сих пор выгодна крупным международным корпора- циям и отдельным странам-экспортерам контента, которые, есте- ственно, не хотят расставаться с высокими прибылями. Больше того, во многих странах требования по охране про- изведений давно перешагнули за обозначенные в конвенции сроки. К настоящему моменту корпорации в разных странах

125 успешно провели законы, увеличивающие сроки охраны ав- торских прав до 70 лет, а в некоторых и на более длительные периоды (95 лет в США для служебных произведений, 99 лет в Мексике, 75 лет в Гондурасе и Кот-д›Ивуар). В 2010 году Россия призывала международное сообщество реформировать механизмы охраны авторских прав, которые оказались нереализуемыми в современных условиях, но при этом тормозят развитие общества, углубляют информационное неравенство и препятствуют распространению знаний. Одна- ко предложения РФ не были приняты к рассмотрению ни в G8, ни в G20. Политика в наиболее развитых странах сегодня во многом контролируется медиакомпаниями, по совместитель- ству — крупнейшими правообладателями, и ни один западный политик не смеет сегодня всерьёз обсуждать законы, которые могли бы вызвать противоречия с этими стейкхолдерами. Сей- час же, именно в силу наметившегося раскола в мировом сооб- ществе, у России снова есть шанс добиться реальных успехов в вопросах реформы законов и сроков охраны авторских прав. Однако для этого необходимо иметь решимость действовать в одностороннем порядке или с новыми партнёрами из стран BRICS и движения неприсоединения. Государственная политика Особую роль России в процессе реформирования копирайта об- уславливает советское прошлое — эпоха, когда все коллектив- ные и служебные произведения науки и искусства официально принадлежали народу (посредством государства, студий, изда- тельств и других государственных организаций). Именно поэто- му вопрос об общественном достоянии стоит считать не только правовым, гуманитарным и экономическим, но в первую оче- редь нравственным и политическим. Ведь общественное досто- яние — это драгоценное культурное наследие, созданное в СССР и принадлежащее современной России. Миссия государства в новых условиях информационной эпохи состоит в осуществле- нии функции агента по распространению, сохранению и приум- ножению культурных ценностей, знания и информации. Особая роль России как наследника и правообладателя СССР — в обе-

126 спечении широкого и равного доступа бывших граждан Совет- ского Союза к его ценностям безотносительно их правового ста- туса. Охрана интересов бизнеса должна отойти на второй план по отношению к этому основному благу, без которого общество знания не может формироваться. Традиционная индустрия за традиционные бизнес- модели Однако последние законодательные инициативы в России осно- вываются на другой повестке. Попытки защитить интеллекту- альную собственность и интересы индустрии ставят под угрозу свободный доступ к объектам общего культурного наследия, ли- шают российских граждан возможности поделиться лучшими образцами советского искусства, пополнить свой культурный багаж и познакомить детей с историей столь важного для нашего государства периода. Такой поход постепенно разрушает страну, стирает национальное прошлое из народной памяти, лишает возможности сделать скачок в развитии науки и образования. Статистика Amazon о переизданиях: на чём зарабатывают издатели Причина столь активного сопротивления инициативам по реформе копирайта и успех консервативных законопроектов

127 во многом объясняются неготовностью или неспособностью традиционной индустрии контента работать в современных реалиях. Вместо освоения новых источников дохода, которые при растущем информационном потреблении могли бы выйти на новый уровень, бизнес стремится сохранить существующие модели и продолжает битву за ускользающие прибыли. Такой подход характерен и для других государств, особен- но обладающих развитой, давно сформированной индустри- ей, приносящей колоссальные прибыли: так, доходы США от авторских прав составляют, по оценкам экспертов, более 168 млрд. долларов, что превышает доходы от таких статей, как, например, поставка вооружений. В Америке периодически возникают инициативы по ужесточению законодательства, од- нако ни SOPA, ни PIPA не устояли против мощной волны обще- ственных протестов, поддержанных крупнейшими транснаци- ональными IT-компаниями. Международный опыт свидетельствует о том, что новатор- ские подходы к проблеме могут принести гораздо больше эко- номической выгоды, чем слепое сопротивление любым переме- нам. Особенно показателен пример индустрии книгоиздания в США: согласно статистике, большинство книг генерирует при- быль в течение первых десяти лет после публикации, а затем —

128 только когда переходят в общественное достояние [51]. На диа- грамме выше — число новых переизданий книг в зависимости от даты создания (для справки: книги, изданные до 1923 года, в США находятся в общественном достоянии). Однако на этой иллюстрации ясно видно и другое — находящиеся под охра- ной произведения могут годами не видеть читателя, причём «слепое пятно» охватывает практически весь XX век целиком. Наша страна пока не спешит перенимать чужой опыт, и сейчас отечественное антипиратское законодательство созда- ёт критическую уязвимость для инфраструктуры российской экономики знания и интернет-бизнеса. «Победа» традицион- ной индустрии, которая ставит практически любой ресурс под угрозу немедленного закрытия на законных основаниях, грозит значительными потерями — для общества это равносильно ам- незии. Исследование АИИ «Информационная сверхпроводи- мость: авторское право как инструмент развития» выявило, что большая часть переизданий в России касается книг, вышедших впервые в начале ХХI века. Можно предположить, что это обу- словлено во многом проблемой сиротских произведений и из- быточной охраной объектов авторского права, не представля- ющих (в таком виде) никакой коммерческой ценности. «Однако смягчение режима охраны может оказать решающее влияние на обеспечение доступности этих произведений при дистрибуции (коммерческой или некоммерческой — не принципиально) этих произведений в виде электронных книг, поскольку сократят- ся или снимутся юридические и/или финансовые барьеры для переиздания. Кроме того, это позволит оценить на практике, насколько сложности с поиском авторов являются определяю- щим препятствием при принятии решений издателями — или причина заключается в недостаточной осведомлённости специ- алистов и читательской аудитории о масштабном корпусе тек- стов, который в силу различных исторических причин оказался за рамками издательской индустрии», — такой вывод делается в 51 Paul J. Heald How Copyright Keeps Works Disappeared // Social Science Research Network: http://papers.ssrn.com/sol3/papers. cfm?abstract_id=2290181 (дата обращения: 17.05.2016).

129 исследовании. [52] Но, главное, «освобождённый» текст можно найти в поиске, копии реплицируются, его чаще цитируют — другими словами, становятся возможными медиаэффекты в духе «информационной сверхпроводимости». Выход есть Ещё не поздно исправить ситуацию — для этого необходимо лишь несколько по-другому расставить приоритеты. Безуслов- но, государство должно заботиться о защите авторских прав, однако есть и более важная цель — обеспечение доступности об- щественного достояния для всех российских граждан. Их право. Верховный Совет РФ в 1993 году, в процессе принятия «За- кона об авторском праве», сократил пространство легального доступа. Позже, задним числом был увеличен срок охраны ав- торских прав, и многие произведения, которые к тому момен- ту легально находились в статусе общественного достояния, вновь оказались под защитой. Сейчас Россия имеет все шансы и возможности радикально улучшить ситуацию в сферах науки, культуры и образования и закрепить лидерскую позицию прогрессивного и открытого государства на мировой арене. Все международные договоры разрешают модификацию национального законодательства, если только оно не предполагает ограничения охраны для про- изведений и авторов других стран. Это значит, что путь открыт и ситуация требует продуманной программы действий и вни- мания со стороны правительства. Шаг 1. Дискуссия Начать необходимо с запуска дискуссии об основах государ- ственной политики в сфере авторского права и общественного достояния в информационную эпоху с привлечением передово- го международного опыта и аналитики ведущих специалистов, чтобы тщательно изучить текущую ситуацию и избежать чужих 52 Харитонов В., Засурский И. Информационная сверхпроводи- мость: авторское право как инструмент развития. Москва: Каби- нетный учёный, 2016.

130 ошибок. Для обеспечения дискуссии необходимо организовать проведение экспресс-исследований по ключевым проблемам режима охраны авторского права, которые выявят наиболее острые моменты, требующие пристального внимания. Именно эту задачу выполняет проект «Общественное достояние» и кон- курсы публикаций и исследований, которые проводятся под эги- дой АИИ и «Викимедиа РУ» на сайте «Научный Корреспондент» и в «Википедии». Именно этой цели способствует открытая пу- бликация всех результатов исследований, которые мы делали в рамках проекта, уточняя заложенные в нём предположения и концепции по мере строительства консенсуса об «общем благе» использования авторского права как инструмента развития. Шаг 2. Общественное достояние СССР Кинематографическое наследие СССР в современном информационном пространстве В настоящее время Госфильмофонд распоряжается, за исклю- чением Мосфильма, правами на все советские фильмы, не являющиеся общественным достоянием (и хранит все копии фильмов, когда-либо выходившие в прокат, в том числе зару- бежные ленты, переведённые на русский язык). Сейчас боль- шинство этих фильмов не представлено в современном инфор- мационном пространстве (в сети Интернет, на телевидении). В указах Президента России В.В. Путина от 7-го мая 2012 года «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» Правительству поручается «обеспечить поддержку создания публичных электронных библиотек, сайтов музеев и театров в сети Интернет, а также размещение в свободном бес- платном доступе в сети Интернет фильмов и спектаклей выда- ющихся режиссеров кино и театра». По данным исследования ЦЭМИ РАН [53], крупнейшим хранилищем советских фильмов в открытом доступе в насто- ящее время являются торренты, которые и выполняют роль 53 Разработка стратегии проекта «Общественное достояние» и оценка экономического эффекта ее реализации // Под рук. А.Н.Ко- зырева, ЦЭМИ РАН, март 2016 г.

131 культурной памяти. В данный момент вывод советских филь- мов в современное информационное пространство затруднен, а работа по повышению спроса на фильмы ведется недостаточ- но эффективно (за исключением феномена 1 канала), что может привести к потере снятой в СССР кинопродукции как важней- шего исторического пласта российской и мировой культуры для следующих поколений. Правовой аспект Авторские права на кинофильмы и телевизионные фильмы были закреплены за киностудиями ещё в 1928 году. В период с 1928 года по 1964 год в СССР в области авторского права дей- ствовали Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 16.05.1928 года «Основы авторского права» и Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «Об авторском праве» от 8 октября 1928 года, за- креплявшие, что «авторское право на киноленты признается за выпускающими в свет кино-производственными предпри- ятиями». Срок пользования авторским правом на созданные фильмы устанавливался в 10 лет. Статья 498 ГК РСФСР уста- навливала, что авторское право организации, т.е. киносту- дии, действует бессрочно. В случае ее реорганизации принад- лежащее ей авторское право переходит к ее правопреемнику, а в случае ликвидации — к государству. Основы гражданского законодательства Союза ССР и со- юзных республик (далее — «Основы») действовали всего один год — с 3 августа 1992 г. по 2 августа 1993 г. — и содержали пункт о том, что авторские права на использование фильмов, снятых за указанный период, принадлежат изготовителям этих филь- мов, то есть студиям. Согласно п. 4 Постановления Верховного Совета РФ от 09 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»» авторское право юриди- ческих лиц, возникшее до введения в действие указанного Зако- на, прекращается по истечении 50 лет с момента правомерного обнародования произведения или создания произведения, если оно не было обнародовано (позже аналогичная норма была за- креплена в п. 1 ст. 3 Федерального закона от 20.07.2004 № 72-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об ав-

132 торском праве и смежных правах»», которым срок действия ав- торского права юридических лиц был продлен до 70 лет). Согласно указу Президента Российской Федерации от 4 апреля 2001 г. № 389 «О реорганизации федеральных государ- ственных киностудий» все федеральные государственные ки- ностудии (за исключением Мосфильма) были реорганизованы путем выделения творческо-производственных объединений с последующим их акционированием и сохранением авторских прав на кинофильмы в федеральной собственности за реорга- низуемыми предприятиями — фильмофондами. Таким обра- зом, существующие ныне киностудии (за исключением Мос- фильма) лишены прав на фильмы, выпущенные в СССР. В результате проведенной реорганизации федеральных государственных киностудий было образовано 15 фильмофон- дов. Практически сразу после их образования стала очевидной необходимость объединения (укрупнения) фильмофондов с целью более эффективной реализации прав на закрепленные за ними коллекции фильмов. По этой причине в 2005-2006 гг. была осуществлена реорганизация фильмофондов путем при- соединения мелких фильмофондов к более крупным, в резуль- тате которой их количество сократилось до 6 основных: 1. ФГУП «Фильмофонд Центральной киностудии детских и юношеских фильмов им. М. Горького»; 2. ФГУП «Фильмофонд Центральной киностудии науч- но-популярных и учебных фильмов «Центрнаучфильм»»; 3. ФГУП «Фильмофонд киностудии «Союзмультфильм»; 4. ФГУП «Фильмофонд Киностудии «Ленфильм»; 5. ФГУП «Фильмофонд Свердловской киностудии»; 6. ФГУП «Фильмофонд студии «Диафильм». На базе фильмофонда Союзмультфильма был создан ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция», который объединил перечисленные фильмофонды. Согласно распоряжению № 380-р Президента Российской Федерации от 20 марта 2012 года, ФГУП «Объединенная госу- дарственная киноколлекция» было преобразовано в ФГБУК «Объединенная государственная киноколлекция» и передано в ведение Министерства Культуры Российской Федерации. Таким образом, «Объединенная государственная киноколлек-

133 ция» сливается с ФГБУК «Государственный фонд кинофиль- мов Российской Федерации». Госфильмофонд России получил права на фильмы, созданные на следующих киностудиях: 1. Фильмофонд Центральной киностудии детских и юно- шеских фильмов им. М.Горького, г. Москва; 2. Фильмофонд Центральной киностудии научно-попу- лярных и учебных фильмов «Центрнаучфильм», г. Москва; 3. Фильмофонд Киностудии «Ленфильм», г. Санкт-Петербург; 4. Фильмофонд Санкт-Петербургской студии докумен- тальных фильмов, г. Санкт-Петербург; 5. Фильмофонд Санкт-Петербургской киностудии науч- но-популярных фильмов, г. Санкт-Петербург; 6. Фильмофонд Свердловской киностудии, г. Екатеринбург; 7. Фильмофонд Западно-Сибирской киностудии Мини- стерства культуры Российской Федерации, г. Новосибирск; 8. Фильмофонд Ростовской киностудии, г. Ростов-на-Дону; 9. Фильмофонд Самарской студии кинохроники, г. Самара; 10. Фильмофонд Нижне-Волжской студии кинохроники, г. Саратов; 11. Фильмофонд Северо-Кавказской студии кинохроники, г. Владикавказ; 12. Фильмофонд Дальневосточной Ордена «Знак Почета» студии кинохроники, г. Хабаровск; 13. Фильмофонд Красноярской киностудии, г. Красноярск; 14. Фильмофонд студии «Диафильм», г. Москва. Доступ к копиям До передачи прав на фильмы главной функцией Госфильмо- фонда является их хранение. Госфильмофонд является одним из крупнейших мировых киноархивов и крупнейшим в России. Меньший по размеру ар- хив есть у киностудии «Мосфильм». Многие фильмы, находя- щиеся в архиве Госфильмофонда, проходят через оцифровку. Также Госфильмофонд может оцифровать конкретный фильм по запросу. У Госфильмофонда есть каталоги фильмов, которые хра- нятся у организации. Они находятся непосредственно на его территории и являются платными. Таким образом, чтобы со-

134 ставить общую картину о фильмах, находящихся в Госфильмо- фонде, необходимо приехать в Госфильмофонд и приобрести каталог. Информацию о наличии конкретного фильма можно узнать бесплатно, отправив запрос по электронной почте. Процесс перевода фильмов в цифровое пространство зна- чительно лучше налажен у Мосфильма. На сайте киностудии находится каталог фильмов, которые можно посмотреть с по- мощью встроенного плеера YouTube. В исследовании ЦЭМИ РАН отмечается, что если на сайте Мосфильма можно найти 559 фильмов, то на торренте «Рутрекер» категория советского кино включает порядка 5000 произведений (торрент заблокирован в России). На сайте ФБГУК «Госфильмофонд России» также су- ществует онлайн-каталог, однако он полностью составлен из немецкой кинохроники военных лет. Информации о советских фильмах, права на которые переходят от Объединенной госу- дарственной киноколлекции к Госфильмофонду, нет ни на сай- те ОГК, ни на сайте фонда. Также лишь 8 фильмов советских времен, которые перешли в общественное достояние, находят- ся на видеопортале Госфильмофонда. Согласно описанию на сайте фонда, пользователь может получить фрагмент фильма по почте или через интернет в необходимом формате (2K, DCP, HDV, DB, DVD). Процедура получения фильма целиком явля- ется платной. Для получения фрагмента или фильма целиком необходимо отправить заявку в Госфильмофонд. Выводы и предложения Необходимо обеспечить меры по сохранению кинематографи- ческого наследия СССР как важнейшего пласта как россий- ской, так и мировой культуры с учетом современных реалий, доступных технологий и принципов функционирования со- временного информационного общества, значимости цифро- вых технологий и роли сети Интернет. Комплекс рекомендаций и мер: • Публикация фильмов в открытом доступе в сети Интер- нет на условиях открытых лицензий. • Обеспечение сохранности копий всех созданных произ- ведений в цифровом виде в том числе через репликацию копий.

135 • Обеспечение комплекса мер по популяризации произве- дений и просветительской работы, в том числе через поощре- ние создания составных произведений с их использованием. • Формирование госзаданий для учреждений культуры, науки и образования, нацеленных на распространение знаний и обеспечение открытого доступа к произведениям культуры. • Использование в образовательных учреждениях в каче- стве учебных пособий или создание специальных образова- тельных программ, изучающих кинематографическое насле- дие как предмет. • Привлечение участников рынка распространения кон- тента, в том числе коммерческие площадки, работающие по механизмам прямой или косвенной монетизации. • Утверждение важности свободного распространения кон- тента в сети Интернет как ключевого механизма популяризации информации в современном информационном обществе. • Внедрение Фондом Кино правил по переходу фильма в открытый доступ на территории РФ через 5 лет после выхода в прокат как составной части условий предоставления господ- держки. Шаг 3. Общественное достояние государства Если создание произведений оплачивается за счёт государ- ственного бюджета, то логично, чтобы продукты творческой деятельности принадлежали его гражданам. Введение режима общественного достояния для всех произведений авторских и смежных прав, созданных за счёт государства на территории СССР в период до вступления в силу 4-й части ГК, следует до- полнить изменением ст. 1298 действующего Гражданского ко- декса в том же направлении: объекты авторских и смежных прав, созданные за счёт госбюджета, переходят в общественное достояние или срок их охраны существенно сокращается. Повышение уровня образования и культуры населения должно быть поставлено выше задачи генерации дополнитель- ных доходов для организаций культуры и науки, финансируе- мых за счёт государства. Именно государство с помощью на- ходящихся в его ведении организаций обязано позаботиться

136 о своих гражданах: дать им право на культурное развитие и обеспечить свободный и бесплатный доступ к общественному достоянию в сети Интернет. Шаг 4. Общественное достояние музеев, архивов, библиотек и фондов Тем же целям должна послужить отмена ограничений на вос- произведение объектов, хранящихся в музеях (ст. 36 ФЗ «О му- зейном фонде»), как противоречащих международным прин- ципам авторского права и положениям Гражданского кодекса РФ (ст. 1282). Перевод библиотечных фондов в электронный формат (а значит, и скорейшее распространение книг) обеспечит внесение изменений в закон об обязательном экземпляре (77-ФЗ) с требо- ванием предоставления его в цифровой форме. Для этого необхо- димо также ограничить 10 годами мораторий на перевод в элек- тронный формат новых произведений, что снимет все запреты на оцифровку работ, которым больше десятилетия. Одними из при- оритетных задач для музеев должны стать создание цифровых архивов и открытая публикация в них всех письменных фондов в распознаваемом и эстетически привлекательном виде. Музеи и архивы не имеют право отказывать в предоставле- нии информации для научных целей, ограничивать её публи- кацию, если это «сиротское» произведение или общественное достояние, не секрет и не тайна. Шаг 5. Обеспечение доступа к культуре и знаниям Оцифровка и предоставление доступа к общественному досто- янию — приоритет и одна из главнейших миссий государства в информационную эпоху. Его задача состоит в формализации программы и интеграции интересов и возможностей всех госу- дарственных учреждений и институтов для синхронной реали- зации новых направлений государственной политики в области авторского права. Таким образом, главным инструментом пре- образований должна стать скоординированная федеральная

137 политика, которая потенциально способна принести колоссаль- ный эффект. Перспективы широки: например, можно обязать каждую кафедру крупнейших вузов страны предложить к пере- воду важнейшие зарубежные научные монографии и учебники по тематике кафедры, права на которые выкупаются государ- ством на русский язык без ограничений по числу электронных копий (при желании выпустить «бумажный» тираж издатели платят только авторский процент по тиражам), а сами книги переводятся под научной редакцией кафедры (с возможностью помощи в корректуре и литературном редактировании текста). Огромным вкладом в культурное развитие российского обще- ства может стать организованный выкуп всех прав на произве- дения живых классиков советской и русской культуры для пе- ревода их произведений в режим открытого доступа. Это один из немногих шансов при жизни отдать должное старикам, при этом сохранив о них память и у «цифрового» поколения. Шаг 6. Реформа авторского права в России — гражданское законодательство Безусловно, цели обеспечения граждан бесплатным доступом к произведениям науки и искусства требуют внесения целого ряда поправок в гражданское законодательство: 1. Необходимо сократить срок охраны произведений до минимально допустимого по Бернской конвенции — 50 лет с года смерти автора. Для аудиовизуальных произведений — 50 лет с даты создания, а для фотографий и произведений при- кладного искусства — 25 лет с даты создания. Сейчас такие сроки охраны используется в 111 странах мира, включая все страны СНГ (за исключением России, Украины и Грузии), Ка- наду, Китай, Новую Зеландию, ЮАР и Японию. 2. Сформировать публичный реестр для произведений, авторские права на которые охраняются в особом порядке: ведение реестра должно перейти к Книжной палате, объеди- нённой РГБ-РНБ или Федеральному агентству по правам ин- теллектуальной собственности (на основе уже имеющихся в министерствах разработок), а может остаться и в руках обще- ственной организации; внедрение процедуры принудительно-

138 го досудебного разрешения споров — удаление по запросу в случае добавления в реестр без премодерации контента (опыт DMCA). Для произведений, не внесенных в реестр, должна осуществляться процедура принудительного досудебного раз- решения споров посредством извещения о претензиях (опыт Чили и Канады). Прототип реестра запущен Ассоциацией ин- тернет-издателей в 2016 году по адресу nooregistry.ru в рамках проекта «Общественное достояние». 3. Внедрение доступа к знаниям и культурным ценностям должно стать мерилом эффективности работы органов госу- дарственной власти, учреждений культуры и государственной культурной политики. 4. Свободные лицензии Creative Commons необходимо принять в качестве правового стандарта для научных публи- каций в российских научных журналах. 5. Должны быть предложены формы «справедливого» ис- пользования (fair use), которые предусматривали бы реализа- цию прав доступа к объектам авторских и смежных прав и не нарушали законодательства. 6. Обход ограничений копирования следует легализовать (ст.1299 ГК РФ): нет смысла проводить через законодательные органы сбалансированные и разумные законы об авторском праве, если в то же время мы позволяем транснациональным корпорациям писать свои собственные законы и осуществлять их с помощью специальных технических средств. Необходимо запретить использование систем ограничений копирования, ограничивающие законные способы использования произве- дений, в рамках законодательства о правах потребителей. 7. Вся информация государственных органов РФ должна быть переведена в режим общественного достояния (секрет- ные документы не охраняются авторским правом, они охраня- ются как коммерческий секрет или государственная тайна). Шаг 7. Реформа авторского права в России — уголовное законодательство Также внесения некоторых изменений требует Уголовный ко- декс РФ. Состав преступления, предусмотренный ст. 146 УК

139 РФ («Нарушение авторских и смежных прав»), должен быть перенесен в гл. 22 УК РФ («Преступления в сфере экономиче- ской деятельности»), а правонарушения по указанной статье — переведены в категорию уголовных дел частного обвинения. Кроме того, такие преступления нужно квалифицировать как деяния небольшой или средней степени тяжести (сейчас они попадают в категорию «тяжкие»). Шаг 8. Московская конвенция по авторскому праву Действующую Бернскую конвенцию невозможно модернизи- ровать, поскольку ее изменение требует единогласного одобре- ния, а США и Великобритания, очевидно, заявят о своем про- тесте. Однако реформу международного договора поддержит большинство стран Восточной Европы, Азии, Африки и Ла- тинской Америки, а потому необходимо создать новое между- народное соглашение, учитывающее реалии информационной эпохи, в которую старые подходы больше не могут удовлетво- рять потребностям общества. Россия должна стать инициатором нового соглашения на основе Всемирной конвенции об авторском праве (Женевская конвенция, принятая под эгидой ЮНЕСКО), основными импе- ративами которой станут: 1. введение обязательной регистрации охраняемых произ- ведений (для облегчения судебной процедуры) и их депониро- вания в международном реестре коммерческих прав; 2. сокращение сроков охраны до 25 лет с момента создания произведения; 3. разрешение продления срока охраны, но не более чем на 50 лет; 4. введение разных сроков охраны для разных видов ин- теллектуальной собственности (охранять научную моногра- фию так же долго, как, например, мультфильмы, бессмыслен- но); 5. максимальное расширение сферы национальных изъя- тий для развивающихся стран, справедливого использования.

140 Концепция Московской конвенции по авторскому праву Систему авторского права необходимо реформировать как на на- циональном, так и на международном уровне. Традиционные ме- ханизмы защиты прав авторов не соответствуют цифровой эпохе с ее возможностями и скоростью передачи информации. Принци- пы охраны прав авторов, сформулированные в основных между- народных соглашениях — Бернской и Женевской конвенциях и договоре ВОИС об авторском праве, — не могут быть реализова- ны в полной мере в условиях, когда сам способ производства, рас- пространения, доступа и использования культуры изменились под воздействием цифровых технологий и интернета. За последние годы появился ряд принципиально новых средств коммуникации и совместной работы. Основой эконо- мического развития становится оперативность создания и рас- пространения произведений, а также лёгкость их доработки. Произведение часто более не является целостным и закончен- ным, но представляет из себя сложный комплекс индивиду- альных коротких результатов интеллектуальной деятельности, подверженных постоянному изменению. Фактически вся мно- гомиллиардная аудитория интернета стала авторами. Каждый, кто активно пользовался сетью, часто, сам того не подозревая, создавал охраняемые произведения. Это привело к тому, что с одной стороны, объёмы появляющейся информации стали непомерно огромным — за одни сутки создаётся больше охра- носпособных произведений, чем за весь XX век. С другой сто- роны, коммерческая ценность большинства этих результатов интеллектуальной деятельности крайне невелика, а часто и вовсе отсутствует. Соответственно, стоимость потенциальных действий по их охране многократно превышает эту ценность. Как правило, правообладатели таких произведений и не подра- зумевают, что их творения будут охраняться, хотя и не прила- гают усилий к тому, чтобы довести это до других и разрешить их свободное использование (за исключением программистов и энциклопедистов). Кроме того, интернет усугубил проблему так называемых «сиротских» произведений, поиск авторов и правообладателей которых невозможен либо требует непомерно больших усилий,

141 в результате чего многие из таких произведений выпадают из гражданского оборота. Кажущиеся логичными выводы — ужесточение требова- ний охраны и усиление контроля за распространением контен- та — не соответствуют возможностям правоохранительных органов, а также противоречат образу жизни человека циф- ровой эпохи. Авторское право действительно надо менять, но отнюдь не путём введения новых ограничений, а через переос- мысление самих принципов авторского права. В основу новой международной конвенции по авторскому праву должны лечь реалистичные и реализуемые принципы, соответствующие интересам общества в целом, защищающие и права авторов на использование произведений, и права об- щества на доступ к культуре. Только при условии выполнения этих требований авторское право будет вызывать уважение и создавать новые возможности для творчества и развития об- щества. Охранять охраняемое Государство должно охранять личные (моральные или неиму- щественные) права автора, его имущественные права (и право на коммерческое использование произведений), права на сво- бодное распространение произведений, а также культурное на- следие, находящееся в общественном достоянии. Охрана прав авторов должна различать два вида этих прав — имущественные (права коммерческого распоряжения) и неимущественные (личные или моральные). Личные права — в частности, право на имя — должны охраняться независимо от срока действия охраны прав. Охрана права коммерческого использования предоставляется государством автору в каче- стве привилегии и на ограниченный срок. Характер охраны должен зависеть от контекста опубликования и использова- ния произведения. В частности, использование произведения в личных целях без извлечения прибыли не должно подлежать государственному регулированию или ограничению. Регистрация коммерческого использования произведений, по всей видимости, должна быть (как минимум) частью проце-

142 дуры, необходимой для истребования ущерба за несогласован- ное с авторами произведения распространение. Реализация этих принципов возможна через обращение к историческому правовому опыту, который есть у некото- рых стран, а именно — к регистрации произведений, пред- назначенных авторами к коммерческому обороту с выплатой им материального вознаграждения. Институты подобной ре- гистрации остались в сфере книгоиздания (Библиотека Кон- гресса и Книжная палата выполняют эти задачи в США и в России, соответственно), в кинематографе и в других сферах. Использование произведения в личных целях без извлечения прибыли проконтролировать невозможно, поскольку прокон- тролировать можно только то, о чем имеется соответствующая информация. Поэтому, возможно, для получения полной и ка- чественной защиты произведения ради материального возна- граждения, подобное произведение следует зарегистрировать. Реестр позволяет понять, какие произведения необходимо ох- ранять — по крайней мере, сложно принять оправданность досудебных процедур блокировки сайтов, если у суда нет воз- можности составить ясное представление о правовом статусе произведения и реальных владельцах прав на него. Введение регистрации также позволит решить проблему «сиротских» произведений, ограничить объём государственного контроля, заставит авторов принимать осознанные решения в отношении своих прав и будет способствовать росту объёма информации в общественном достоянии. Кроме этого, следствием предлага- емой политики будет снижение нагрузки на федеральный бюд- жет за счёт оптимизации функций надзорных органов и судов. Свободное использование Автор, который хочет установить условия распространения произведения, может выразить свою волю в виде публичной свободной лицензии. Свободные лицензии для произведе- ний, не подразумевающие получения материального возна- граждения авторами, не требуют официальной регистрации, признаются и охраняются государством. Произведения, по отношению к которым авторы не выразили своей воли в виде публичной свободной лицензии или не зарегистрировали для

143 коммерческого использования, будут считаться перешедшими в общественное достояние. Срок регистрации Регистрацию произведений следует осуществлять в определен- ный срок. Таким сроком может быть 5 лет, как предлагает объ- единённая группа Партии зелёных и Европейского свободного альянса, или 14 лет, как предлагает известный специалист по авторскому праву Лоуренс Лессиг. Конкретный срок регистра- ции может обсуждаться при создании новой конвенции по ав- торскому праву, однако он должен быть достаточно коротким и обозримым. Сама регистрация может продлеваться неодно- кратно, в случае, если автор сочтёт, что коммерческое исполь- зование произведения ещё целесообразно. Предельный срок охраны Регистрация не может продлеваться бесконечно и должна быть ограничена предельным сроком охраны. Таким может стать, например, 20 лет с момента публикации или даже 50 лет после смерти автора (срок, заданный Бернской конвенцией). Продолжительность предельного срока — предмет буду- щего обсуждения конкретных положений новой конвенции по авторскому праву. Однако уже сейчас понятно, что для подавляющего большинства произведений искусства и науки закреплённый в большинстве стран срок охраны должен быть сокращён — «70 лет после смерти автора» в реальности означа- ет «навсегда» для таких произведений. Срок должен зависеть от формы произведения — одинако- вая охрана фильмов, научных статей, компьютерных программ и комментариев в блогах, очевидно, нерациональна. В частно- сти, это касается научных текстов, чей срок охраны, учитывая быстроту изменений, происходящих в науке, целесообразно ограничить самым минимумом, тем самым обеспечив более быстрый оборот и умножение научного знания. Поддержка общественного достояния Государство обязано заботиться не только об интересах авто- ров, но и об интересах общества, то есть об охране и поддержке

144 общественного достояния, обеспечении доступа к знаниям и культурным ценностям. В соответствии с принципами новой конвенции по авторскому праву, сфера общественного достоя- ния будет пополняться произведениями, в отношении которых истёк срок охраны имущественных прав, произведениями, не- зарегистрированными для коммерческого использования и в отношении которых авторы не выразили свою волю в виде публичной свободной лицензии, а также произведениями, соз- данными за счёт государства. Государство не должно допускать обратного перехода про- изведения из общественного достояния в охраняемые, а также должно заботиться о сохранении и развитии сферы обществен- ного достояния и обеспечения к нему доступа в цифровой форме. Переходный период После принятия конвенции необходим переходный период, который должен длиться не более срока регистрации. В тече- ние этого периода авторам и их наследникам предоставляет- ся возможность зарегистрировать свои произведения для их коммерческого использования или распорядиться ими через распространение под публичной свободной лицензией (если срок охраны произведения ещё не превысил предельного срока охраны, утверждённого конвенцией). В противном случае эти произведения переходят в общественное достояние. «Советская» оговорка» Независимо от перспектив и сроков принятия Московской конвенции по авторскому праву, в качестве акта доброй воли и заботясь об охране и приумножении мирового общественно- го культурного достояния, Российская Федерация может при- знать, что все произведения, созданные на территории СССР, имущественными правами на которые в настоящее время распоряжается Российская Федерация (органы федеральной и муниципальной власти, а также другие государственные уч- реждения) или распоряжалась на момент изменения формы государственного устройства, переходят в общественное до- стояние (или выходят по лицензии CC0). Кроме того, в случае, если по действовавшим на момент публикации произведений

145 законам срок охраны истёк, произведение также может быть признано перешедшим в общественное достояние. Шаг 9. Конференция по авторскому праву и интернет-регулированию Для правильной оценки ситуации и понимания сформировав- шихся потребностей необходимо организовать обсуждение среди экспертов и заинтересованных лиц: представителей рос- сийских и зарубежных интернет-компаний, экспертов в сфе- ре авторского права и интернет-регулирования, культуры и науки, представителей научного и библиотечного сообщества, органов государственной власти, региональных правительств, Совета Федерации и Госдумы, общественных организаций и СПЧ, а также международных экспертов. Главной темой конференций должен стать вопрос о том, как обеспечить свободу научной коммуникации, доступа к знаниям и культурным ценностям в эпоху перехода к информационному обществу с главным фокусом на развитие научной коммуника- ции, авторских правах и интернет-регулировании. При этом, разумеется, нельзя обойти вниманием интересы правообладате- ля — однако хуже некуда, если государственная политика про- диктована этим лобби, а не представлением об общественном благе, включающем в себя интересы всех стейкхолдеров. Шаг 10. Создание реестра общественного достояния Для ограничения неблагоприятного влияния жёсткого интер- нет-регулирования в сфере авторского права и для сокращения возможностей злоупотребления законом необходимо срочно начать подготовку проекта, сбор информации, формирование технической платформы, которые позволят создать реестр об- щественного достояния, в основу которого будут положены следующие принципы: 1. проведение конкурсов исследований в сотрудничестве с некоммерческим партнерством содействия распространению

146 энциклопедических знаний «Викимедиа РУ», подключение экс- пертов, краудсорсинг; 2. внесение в реестр всех произведений советской эпохи как «подозреваемых» в сиротском статусе, предусмотрев при этом простой и действенный механизм предъявления прав на произведения авторами и правообладателями (в электронной форме); 3. интеграция с государственными программами по про- паганде чтения и по продвижению русского языка в мире; 4. заключение соглашений о сотрудничестве и информа- ционном обмене с крупнейшими владельцами оцифрованных коллекций, включающих в себя произведения в режиме обще- ственного достояния, с целью интеграция проекта в создавае- мую Федеральную резервную систему банков знания; 5. максимальное включение самих произведений в реестр, в т.ч. гиперссылки и размещение образцов произведений ис- кусства. Возможно и создание распределённой модели реестра по «схеме ФРС БЗ» с открытым обменом данными. В настоящее время у России есть шанс продемонстриро- вать всему миру пример заботы о культурном и интеллекту- альном уровне развития граждан, умение адаптироваться к новым условиям и открытость переменам, которые несет собой век высоких технологий. Ассоциация интернет-издателей в рамках проекта «Об- щественное достояние» организовала исследовательскую про- грамму в рамках проекта, результаты которой публикуются отдельно в сборнике «Общественное достояние». [54] По сути, это издание можно считать «вторым томом» данной книги. БИБЛИОГРАФИЯ 1. Авторские права в интернете. Перспективы системы ав- торского права и поддержка общественного достояния / И. За- 54 Общественное достояние. Как открыть доступ к культуре и знаниям / Сборник. Под ред. И. Засурского и В. Харитонова. — М., Екатеринбург: Ассоциация интернет-издателей, «Кабинетный учё- ный», 2016.

147 сурский, В. Харитонов, С. Козловский, А. Алексеева. М.: Ассо- циация интернет-издателей, 2012. — 352 с. 2. Доклад группы экспертов под руководством Йена Хар- гривса по заказу премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона «Digital Opportunity: A Review of Intellectual Property and Growth» // http:// www.ipo.gov.uk/ipreview-inalreport.pdf. 3. Войниканис Е. А. Россия в ВТО: Требования ТРИПС к защите интеллектуальной собственности // http://raec.ru/ analytics/detail. php?ID=2908. 4. Манифест Российской Ассоциации электронных ком- муникаций (РАЭК) совместно с Wikimedia Russia и Ассоциа- цией интернет-издателей «Российский интернет в XXI веке: авторское право» // http://raec.ru/upload/iles/manifest_raec.pdf. 5. Перечень поручений по итогам встречи с представи- телями интернет-сообщества, состоявшейся 29 апреля в Мо- скве // http://www.kremlin. ru/assignments/11427#assignment_0. 6. Постановление от 11 декабря 2012 г. №1281 «Об отзыве заявления, сделанного при присоединении Российской Феде- рации к Бернской конвенции об охране литературных и худо- жественных произведений». 7. Постановление Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224 «О присоединении Российской Федерации к Бернской конвен- ции об охране литературных и художественных произведений в редакции 1971 г., Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 г. и дополнительным Протоколам 1 и 2, Кон- венции 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их (фонограмм)» // Собрание законодательства РФ, 14.11.1994, № 29, ст. 3046. 8. Права интернет-пользователей: Россия и мир, теория и практика / И. Левова, Г. Шуклин, Д. Винник. М.: Ассоциация интернет-издателей; «Кабинетный учёный», 2013. — 144 с. 9. Стенограмма совещания по вопросам развития отече- ственной кинематографии // http://kremlin.ru/news/18182. 10. Трансформация авторского права в интернете: зару- бежные тенденции, бизнес-модели, рекомендации для России / Под ред. И. Засурского и В. Харитонова. М.: НП «Ассоциация интернет-издателей»; Кабинетный учёный, 2013. — 384 с.

148 11. Указ Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года № 1108 г. Москва «О совершенствовании Граждан- ского кодекса Российской Федерации». 12. Alan Story. Inside Views: ‘Balanced’ Copyright: Not A Magic Solving Word // http://goo.gl/cxtcD. 13. Christian Peukert, Jörg Claussen, Tobias Kretschmer, «Piracy and Movie Revenues: Evidence from Megaupload: A Tale of the Long Tail?» // http://goo. gl/oVxZI. 14. David S. Cohen, «MPAA Fires Back at Piracy Study» URL: http://goo.gl/ wvufxn. 15. Heald, Paul J., How Copyright Makes Books and Music Disappear (and How Secondary Liability Rules Help Resurrect Old Songs) (July 5, 2013). Illinois Program in Law, Behavior and Social Science Paper: http://ssrn.com/abstract=2290181. 16. B. Cammaerts, R. Mansell, B. Meng. Copyrighting and Creation. // Media Policy Breaf: http://www.scribd.com/ doc/172985274/LSE-MPP-Policy-Brief-9-Copyright-and-Creation. 17. Joseph E. Stiglitz, Economic Foundations of Intellectual Property Rights // 57 Duke Law Journal 1695 (2008). 18. La loi sur les livres indisponibles du XXème siècle // http:// goo.gl/ fK8AM. 19. OCI Tracker. High volume infringers analysis report // http://goo. gl/4utQz5. 20. OCI Tracker Benchmark Study. “Deep Dive” Analysis Report / Prepared for Ofcom by Kantar Media: http://goo.gl/cmEjVz. 21. J. Jordan.Republican Study Committee report on Copyright. hree Myths About Copyright and Where to Start to Fix It. 22. Research Handbook on the Protection of Intellectual Property under WTO Rules. Edward Elgar, 2010. 23. T. Tatsuo. Do Illegal Copies of Movies Reduce the Revenue of Legal Products? he case of TV animation in Japan. URL: http:// goo.gl/tpPuz.

Приложение № 1. Аналитическая записка по итогам реализации социально значимого проекта «Общественное достояние»

150 При запуске проекта «Общественное достояние» Ассоци- ация интернет-издателей ставила перед собой следующие цели: 1. Согласовать интересы государства и общества по вопро- сам общественного достояния через организацию публичного и экспертного обсуждения возможной модернизации системы авторского права и государственной политики по сохранению культурного наследия. 2. Привлечь внимание общества к вопросам справедливо- го использования произведений науки и культуры. 3. Разработать и предложить новую государственную по- литику в режиме диалоги общества и власти. 4. Способствовать освобождению прав на коллективные и служебные произведения на основе принципов открытого и равного доступа, а также объектов советского наследия без ущемления интересов правообладателей. 5. Создать русскоязычный интернет-ресурс с актуальной информацией об общественном достоянии. Для достижения поставленных целей был проведен ряд ме- роприятий по следующим направлениям: 1. Организация экспертного и общественного обсуждения проблем, которые затрагивает проект, а также возможных спо- собов их решения. 2. Привлечение внимания к вопросам использования ин- тернет-контента молодежи и научного сообщества, которые яв- ляются ключевыми целевыми аудиториями проекта. 3. Проведение серии исследований, направленных на ана- лиз основных проблем в сфере авторского права и обществен- ного достояния, включая их публикацию в открытом доступе. 4. Формирование предложений по реформе законодатель- ства в сфере авторского права на основе проведенных исследо- ваний и обсуждений. 5. Создание информационной площадки, которая в ежедневном режиме поднимает вопросы, связанных с ав- торским правом, свободным распространением контента в интернете и правовыми инструментами работы с произве- дениями, а также публикует актуальные новости о между-

151 народных инициативах и открытии доступа к различным видам контента. 6. Запуск действующего прототипа реестра произведений, широкое использование которого позволяет решить значи- тельную часть выявленных проблем. 7. Формирование концепции системы банков знания в от- крытом доступе с механизмами регистрации и идентификации произведений, которая позволила бы обеспечить гражданам РФ стабильный доступ к открытому научно-образовательному контенту. 8. Формирование партнерских отношений с организация- ми, которые работают в проблемном поле и занимаются вопро- сами открытия доступа к информации, в частности — к знани- ям и культурным ценностям. 9. Подготовка проекта создания и запуска новой «инфра- структуры Ноосферы» — Федеральной резервной системы банков знания, обеспечивающих стабилизацию информаци- онных массивов в открытом доступе через идентификацию и резервное копирование произведений. 1. Организация экспертного и общественного обсуждения проблем, которые затрагивает проект, а также возможных способов их решения За период реализации проекта (декабрь 2015 года — сентябрь 2016 года) проект был представлен более чем на 15 мероприя- тиях, площадками для проведения которых стали в основном профессиональные форумы, конференции и научно-образова- тельные организации. Среди основных площадок обсуждения с экспертами ин- тернет-индустрии и представителями органов власти: • Russian Internet Week 2015; • Форум «Интернет+Экономика» (декабрь 2015 г.); • Группа IPNet в рамках Национальной технологической инициативы; • Экспертный совет при «Открытом правительстве»; • Секция «Образование+Наука» на форуме «Интер- нет+Образование»;

152 • Рабочие группы ИРИ «Интернет+Образование» и «Ин- тернет+Право». Многие идеи проекта были признаны экспертным сообще- ством. Часть сформированных в рамках проекта предложений вошла в дорожную карту Института развития интернета «Ин- тернет+Образовние» в п.3. «Общественное достояние и откры- тый доступ», а также в дорожную карту IPnet Национальной технологической инициативе в IV разделе («Доступное зна- ние»). В настоящее время согласуется внесение предложений Ассоциации интернет-издателей в План мероприятий по раз- витию рынка интеллектуальной собственности и поощрения исследовательской и публикационной активности в Россий- ской Федерации как инструмента реализации Национальной технологической инициативы. Профессиональное обсуждение позволило сформиро- вать понимание того, что для развития общества необходимо сочетание защиты коммерческих разработок вместе с макси- мальным информационным обеспечением научной и образо- вательной деятельности, а сохранение произведений культуры и исторического наследия лучше всего может быть обеспечено через их передачу в открытый доступ, в общественное достоя- ние или придание им аналогичного статуса с помощью инстру- мента открытых (свободных) лицензий, таких как СС0, что обеспечивает им во многом бесплатную долгосрочную под- держку существующей интернет-индустрии. Обсуждения также прошли в рамках международных кон- ференциях с участием библиотечного сообщества, издателей и представителей органов власти: 1. Конференция «Интеллектуальная собственность в нау- ке и образовании», IV Международный Санкт-Петербургский культурный форум; 2. Секция «Открытый доступ и инфраструктура чтения», Второй Международный профессиональный форум «Книга. Культура. Образование. Инновации»; 3. «Парадигма “Открытой науки” как устойчивая тенден- ция развития информационного общества», XIX Объединен- ная научная конференция «Интернет и современное общество» в Санкт-Петербурге;

153 4. Международная научно-практическая конференция «Научное издание международного уровня — 2016: решение проблем издательской этики, рецензирования и подготовки публикаций». Обсуждения показали, что позиция Ассоциации интер- нет-издателей во многом согласуется с политикой Минобрна- уки РФ, которым был внедрен новый механизм распростране- ния результатов НИОКР: в случае если научная организация или университет не может или не хочет коммерциализиро- вать результаты проведенного исследования, они могут быть опубликованы под свободными лицензиями. С точки зрения министерства, это тоже способ получения выгоды, т.к. таким образом происходит насыщение информационной среды науч- ными знаниями. По итогам профессионального обсуждения были сформи- рованы резолюции, включающие следующие результаты об- суждения: 1. Эксперты поддержали расширение свободного исполь- зования объектов культурного и научного наследия совет- ской эпохи без ущемления прав авторов, отмечая, что режим использования результатов интеллектуальной деятельности нуждается в проработке и конкретизации. Правообладатели, пользователи, медиа-компании должны знать, какие формы использования разрешены для объектов культурного и науч- ного наследия. 2. Были одобрены концепции проекта «Общественное до- стояние» и Федеральной резервной системы банков знания, эксперты сошлись во мнениях, что предложение заслуживает поддержки и нуждается в детальной проработке с точки зре- ния механизма реализации, так как проект действительно мо- жет сформировать значимую часть инфраструктуры общества знаний. В то же время, принимая во внимание, что немалая часть произведений, составляющих научное наследие, создава- лась в рамках деятельности организаций, работавших в систе- ме оборонно-промышленного комплекса, а также то, что часть произведений, предполагаемых к опубликованию или депони- рованию авторами, может иметь статус служебного произве- дения, и может быть отнесено к государственной, служебной

154 или коммерческой тайне, при доработке концепции следует предусмотреть механизмы, гарантирующие соблюдение режи- ма нераспространения отдельных категорий информации, ох- раняемых законом. 3. Существующее положение с регулированием автор- ских прав не отвечает интересам ни авторов, ни пользовате- лей сети Интернет. Действующее законодательство в сфере интеллектуальной собственности нуждается в модернизации в целях создания правовых условий для расширения доступа к произведениям литературы, науки и искусства и для более эффективной защиты авторов. Первоочередная задача заклю- чается в идентификация объектов, которые не нуждаются в правовой охране или доступ к которым может быть открыт без потерь для правообладателей. Участники предложили воспользоваться пунктом 5 статьи 1233 IV части ГК РФ и под- готовить проект Постановления Правительства о порядке перевода в открытый доступ произведений, которые созданы за счет государственного бюджета либо принадлежат госу- дарству, в режим общественного достояния. Преимущество данного подхода состоит в том, что он позволит существенно расширить доступ российских граждан к культурному и на- учному наследию, при этом доступ к произведениям, состав- ляющим государственную, служебную или коммерческую тайну будет должным образом ограничен. Отмена бездого- ворного управления авторскими и смежными правами и вве- дение механизма обременения для аккредитованных органи- заций в виде программы социальной ответственности также являются действенными инструментами, которые могут су- щественно повысить прозрачность и эффективность деятель- ности уже существующих организаций. 4. Поддержаны инициативы по публикации квалифика- ционных работ и учебных исследований, в том числе для защи- ты прав авторов работ и для обеспечения открытого доступа к результатам интеллектуальной деятельности. 5. Поддержаны инициативы по развитию открытых бан- ков и баз знания, Федеральной резервной системы и проектов по идентификации, репликации произведений для обеспече- ния их сохранности и открытого доступа к ним как реализа-

155 ции прав на доступ к знаниям и культурным ценностям, кото- рые являются неотъемлемыми правами человека и закреплены в Конституции РФ. 6. Эксперты согласились, что необходимо стимулировать публикацию в открытом доступе на условиях открытых лицен- зий результатов и достижений российских учёных и молодых исследователей, в том числе через поддержку политики Ми- нобрнауки по принятию публикации результатов интеллекту- альной деятельности в открытом доступе как формы внедре- ния, альтернативой которой является защита результатов (в первую очередь через патентование, либо публикацию в высо- корейтинговом издании). 7. Признаны выводы заключения экспертов СПбГУ о том, что опубликованные должным образом уровня магистра и специалиста являются научными публикациями де-юре, а ба- калаврские — после процесса рецензирования, либо вместе с рецензиями. Было предложено призвать Минобрнауки не только учитывать статистику открытых репозиториев, но и признать статус научной публикации, особенно если она осу- ществлена на основе открытых лицензий (что обеспечивает машиночитаемость). 8. Принято решение обратиться с просьбой к ФАНО и РАН открыть доступ на условиях свободных лицензий к рус- скоязычным версиям всех научных академических журналов и предпринять необходимые меры для выработки системной по- литики по развитию научной коммуникации через принятие новых правил работы с журналами в открытом доступе, в том числе через формализацию процедур открытого рецензирова- ния и детализации порядка публикации ВКР для получения ими статуса научных публикаций. 9. Необходимо учреждение ведущей организации (напри- мер, института Вернадского), которая могла бы открыто разра- батывать систему стандартов и ориентиров для научных орга- низаций по координации усилий для максимального открытия доступа к знаниям и информации в России и в мире, т.к. сейчас общество находится в начале процесса трансформации всей системы научной коммуникации под влиянием информацион- ной революции, включая систему новых медиа.

156 10. Необходимо обеспечить реформу авторского права в России, направленную на то, чтобы организовать открытый доступ к знаниям и культурным ценностям, а также их свобод- ное (справедливое) использование. Ряд мероприятий в рамках проекта был ориентирован на университетскую и академическую общественность. Площад- ками для обсуждения стали: 1. Санкт-Петербургский государственный университет; 2. Московский государственный университет им. М.В. Ло- моносова; 3. Университет ИТМО; 4. Национальный исследовательский университет «Бел- ГУ»; 5. Воронежский государственный университет; 6. Крымский федеральный университет им. В.И. Вернад- ского; 7. Международный университет природы, общества и че- ловека «Дубна»; 8. Центральный экономико-математический институт РАН; 9. Конференция «Библиотека в цифровую эпоху» в МГЮА. Обсуждения показали, что в целом университетское сооб- щество пока плохо знакомо с инструментами управления пра- вовым статусом произведений, исключением являются только некоторые специалисты из вузов Москвы и Санкт-Петербурга. Региональная аудитория пока не готова к разговору о проекте на концептуальном уровне, т.к. для понимания ключевых идей и предложений необходимо хотя бы общее знание правовой базы и проблем в сфере современного законодательства об ав- торском праве. При этом мероприятия в нескольких вузах показали, что в России ещё существуют живые научные школы, связанные с идеями Вернадского. Для концептуального развития проекта необходимо следить за этими разработками, вовлекая экспер- тов и специалистов в работу по реализации подобных проек- тов. Кроме того, было бы полезно распространять информа-

157 цию о них и рассказывать обществу о подобных направлениях научной деятельности. Вопрос построения федеральной системы открытых банков знания для университетского сообщества абсолютно понятен и вызывает явное одобрение и поддержку, так как практически все учащиеся и преподаватели сталкиваются с колоссальными проблемами с доступом к результатам научных исследований и современных достижений науки (исключение составляют те, кто уже потерял интерес к науке). С другой стороны, более обы- денные вопросы — такие, как публикация дипломных работ студентов, вызывает у экспертов в регионах желание узнать как можно больше о правовых и технических инструментах реали- зации проекта. Некоторые преподаватели сразу приняли тезис об откры- той публикации как руководство к действию и будут способ- ствовать активности своих студентов по размещению работ в интернет под открытыми лицензиями. Также очень актуаль- ной темой для региональных университетов является сохра- нение научного наследия и культурного достояния советской эпохи. Представители всех университетов, принявших участие в обсуждении, выразили желание сотрудничать по различным направлениям проекта, с Таврической академией КФУ им. В.И. Вернадского было подписано партнерское соглашение, которое станет одним из механизмов развития идей проекта в студен- ческой и преподавательской среде. Однозначно можно сказать о том, что сложился эксперт- ный консенсус о необходимости развития открытого доступа к знаниям и культурным ценностям, а также использования авторского права как инструмента развития в самых разных сферах общественной жизни, науки и образования. Особен- ный интерес вызывает вопрос информационного обеспечения науки, так как все эксперты понимают, что на данный момент это одна из крайне актуальных проблем, особенно для образо- вательной сферы. Преподаватели осознают, что проблема спи- сывания в студенческой среде во многом связана с дефицитом качественных источников. Студенты, не имея доступа к нуж-

158 ной актуальной информации считают этически допустимым списывание, поскольку просто не видят других вариантов. Научное сообщество поддерживает проект «Общественное достояние и видит большой потенциал в работе по практиче- ской реализации планов по строительству Инфраструктуры ноосферы (Федеральной резервной системы банков знания). По мнению экспертов, необходимо усилить акцент на инфор- мационном обеспечении науки и образования, перевести мак- симальный объем знаний с иностранных языков по темам, где будет обнаружено сильное отставание с тем, чтобы макси- мально быстро наверстать упущенное — насколько это будет возможно. Кроме того, представители университетского сооб- щества отмечают перспективность использования конкурсов работ для формирования новых банков знаний. Безусловно, обсуждения должны быть продолжены, т.к. на данном этапе сформировано понимание потребностей всех за- интересованных сторон, а также представление о тех рисках, которое видит в реформе университетское и библиотечное сообщества, интернет-индустрия и органы власти. В соответ- ствии с этим сформулировано направление реформы, однако конкретные шаги с определением ответственных лиц, форму- лировка поправок в законодательство и распределение ролей текущих игроков в новой системе охраны авторского права должна происходить уже в рабочем режиме на базе одного из государственных университетов или ведомств с широким вовлечением научного сообщества и общественных организа- ций. Такого рода экспертным центром может стать Санкт-Пе- тербургский государственный университет, представители которого проявляют живой интерес и уже приняли участие в формулировании первых предложений от Ассоциации интер- нет-издателей. 2. Привлечение к вопросам использования интернет- контента молодежи и научного сообщества, которые являются активными пользователями сети В рамках проекта было проведено три конкурса работ по во- просам авторского права и общественного достояния. Один

159 конкурс проводился самостоятельно Ассоциацией интер- нет-издателей, второй — совместно с Российской государ- ственной библиотекой, третий — в сотрудничестве с НП «Ви- кимедиа РУ». Последний из конкурсов показал наиболее значимые ре- зультаты: на конкурс было подано около 650 вики-статей, рус- скоязычная часть свободной электронной энциклопедии «Ви- кипедия» пополнилась множеством различных материалов на темы общественного достояния и авторского права, что, без- условно, послужит повышению цифровой грамотности среди граждан РФ. Другие два конкурса проводились на платформе «Науч- ный корреспондент», к участию принимались учебные и науч- ные работы в жанре реферата, курсовой, диссертации, научной статьи, квалификационной работы и исследования. В ходе экс- пертизы члены жюри отметили, что значительное часть работ свидетельствуют о том, что студенты в большинстве своем не имеют представления о надлежащих правилах цитирования или не умеют реализовать их на практике. Кроме того, даже зная о том, что их работы будут проходить проверку на плаги- ат, некоторые участники конкурса проявили склонность к нео- граниченному и неоформленному заимствованию. Многие работы слишком буквально совпадали с заявлен- ной темой, не раскрывая её детали и различные точки зрения, а потому получились почти неотличимыми друг от друга. По-видимому, для следующего конкурса будет полезным под- готовить для участников конкурса набор материалов, кото- рые дадут студентам полное представление о том, как именно нужно писать собственные исследования, а также уведомит участников об обязательном следовании академической дис- циплине, а также предложить дополнительные вопросы к об- щей теме. В целом проведение трех конкурсов выполнило свои зада- чи: к теме авторского права привлечено внимание молодежи, причем интерес к конкурсу проявили не только студенты юри- дических факультетов, но и молодые журналисты. Это позво- ляет надеяться, что позволил большему числу людей, работаю- щих в сфере медиа, стать грамотнее с правовой точки зрения.

160 Лучшие работы, занявшие призовые места на конкурсах АИИ и РГБ, в сокращенном виде вошли в сборник «Обществен- ное достояние» изданный Ассоциацией интернет-издателей на русском и английском языках. Для привлечения внимания аудитории использовались также партнерские информационные площадки и СМИ. В из- дании «Частный корреспондент» было проведено 3 специаль- ных проекта «Общественное достояние», в рамках которого в специальном разделе интернет-СМИ собрано уже более 60 ма- териалов по теме проекта, дающих аудитории представление о проблемах авторского права в России, действующих правовых нормах, инструментах открытых лицензий, особенностях раз- вития авторского права за рубежом, международных иници- ативах, а также исследованиях и предложениях Ассоциации интернет-издателей. Интерес к проекту также проявило одно из старейших российских научных СМИ «Наука и жизнь», продолжается информационное сотрудничество с Ассоциацией «Открытая наука» и электронной научной библиотекой «КиберЛенинка». 3. Проведение серии исследований, направленных на анализ основных проблем в сфере авторского права и общественного достояния В рамках реализации проекта было проведено 4 исследователь- ских работы и подготовлен 1 доклад. Все исследования, прове- денные в рамках проекта, опубликованы в открытом доступе на условиях открытой лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International: 1. Доклад о произведениях и авторах, работы которых пе- реходят в режим общественного достояния с 2016 года; 2. Инфраструктура ноосферы: современные инструменты регистрации и идентификации в сети интернет произведений в сфере культуры, науки и образования; 3. Сиротские произведения в России: статус, пути реше- ния проблемы; 4. Анализ списков учебной литературы в контексте подго- товки предложений для Минкомсвязи РФ;

161 5. Информационная сверхпроводимость: оценка экономи- ческих потерь, связанных с существующим законодательством по авторскому праву. 1) Доклад о произведениях и авторах, работы которых переходят в режим общественного достояния с 2016 года Доклад подготовлен Некоммерческим партнёрством со- действия распространению энциклопедических знаний «Ви- кимедиа РУ». В работе рассматриваются вопросы концепции общественного достояния, его регулирование в рамках между- народного законодательства и национальных законодательств разных стран, а также содержится подробный анализ законо- дательной и судебной практики РФ в отношении общественно- го достояния. В докладе представлен список наиболее важных для инте- ресов российского общества произведений, переходящих в об- щественное достояние 1 января 2016 г. Авторы доклала: Козловский С.А., Корольков А.Ю., Медей- ко В.В., Соловьёв В.А., Фоменко А.Ю. 2) Инфраструктура ноосферы: современные инструменты регистрации и идентификации в сети интернет произведений в сфере культуры, науки и образования В исследовании дана характеристика инструментов иден- тификации произведений культуры, науки и образования в соответствии с разработанной категоризацией в отношении эффективности и сферы применения таких инструментов и обоснован выбор определённого идентификатора, DOI, в каче- стве потенциально применимого стандарта для идентифика- ции произведений и документов. Разработана и представлена конкретная стратегия идентификации произведений в кон- тексте формирования резервной системы знаний с первосте- пенной ролью банков знания — открытых репозиториев, ра- ботающих в режиме открытых лицензий или общественного достояния. Авторы исследования: Засурский И.И., Семячкин Д.А., Сергеев М.А.

162 3) Сиротские произведения в России: статус, пути решения проблемы Исследование посвящено актуальной проблеме охраняе- мых, но не нуждающихся в охране так называемых сиротских произведений. В книге представлен концептуальный анализ проблемы и подходы к корректному юридическому опреде- лению сиротского произведения, а также проведена оценка масштаба проблемы для произведений, входящих в состав би- блиотечного фонда Российской Федерации. Кроме того, авто- ры анализируют используемые в современной системе права принципы справедливого использования и исключений для свободного использования (а также процедуру легализации через признание имущества вымороченным) как возможные варианты решения проблемы. Авторы исследования: Левова И.Ю., Винник Д.В., Моисее- ва А.Ю. 4) Анализ списков учебной литературы в контексте подготовки предложений для Минкомсвязи РФ В ходе исследования были собраны учебные программы ведущих вузов страны (МГУ, ТГУ, УРФУ, РАНХиГС, СГУ, НИУ ВШЭ, СПбГУ), по которым проходят обучение специалисты в сфере массовых коммуникаций. Анализ данных говорит о том, что лишь незначительную часть списков литературы составля- ют произведения зарубежных авторов, причем они либо уста- рели, либо относятся к «классическим». Также был выявлен ряд существенных проблем, связанных с интеллектуальной собственностью, препятствующих развитию информационно- го общества, интернета и телекоммуникаций, сферы образо- вания, науки и культуры, а также серьёзно ограничивающих создание электронных учебных материалов и электронных об- разовательных программ. Авторы исследования: АНО «Инфокультура», Козлов- ский С.А.

163 5) Информационная сверхпроводимость: оценка экономических потерь, связанных с существующим законодательством по авторскому праву Исследование представляет собой подробный анализ про- блем, порождающих экономические и социальные потери и издержки из-за неадекватности законодательства вызовам эпохи. На примере подробного анализа книжной индустрии в России и в мире анализируются проблемы, которые порождает несоответствие законов об охране прав авторов технологиче- ским принципам новых медиа и социальным практикам новой эпохи и демонстрируется невостребованный потенциал новой эпохи — эффект информационной сверхпроводимости, кото- рый является основой инновационного развития. Авторы исследования: Засурский И.И., Харитонов В.В. Помимо этого, в работе с проектом использовались ранее подготовленные Ассоциацией интернет-издателей исследова- ния и доклады, в т.ч.: 6) Доклад группы экспертов «Авторские права в интернете» Доклад посвящен анализу проблемы реализации прав ав- торов в интернете, сценариев дальнейшего развития автор- ского права и выработке рекомендаций по давно назревшей реформе системы авторского права с учетом дальнейших пер- спектив развития интернета и индустрии контента. Авторы доклада: Засурский И.И., Харитонов В.В., Козлов- ский С.А., Алексеева А.О. 7) Аналитический доклад «Трансформация авторского права в интернете» Доклад экспертов посвящен анализу ключевых проблем авторского права и основных тенденций в авторском праве за- рубежных стран, а также анализу альтернативных бизнес-мо- делей реализации авторского права и формулировке основных направлений трансформации авторского права в России. Авторы доклада: Засурский И.И., Харитонов В.В.

164 8) Аналитический доклад «Права интернет- пользователей» Доклад посвящен актуальной проблеме регулирования интернета, в частности в отношении прав его пользователей. Авторы доклада проанализировали основные права человека в информационном обществе с точки зрения общепринятых подходов в международном праве и российском законодатель- стве; исследовали основные подходы в оценке прав пользовате- лей интернета с позиций юрисдикций различных государств; провели анализ феномена «права на доступ в интернет» на ос- нове сравнения позиции различных государств по этому во- просу, а также осветили основные тенденции регулирования правоотношений в информационной среде. Авторы доклада: Левова И.Ю., Винник Д.В., Шуклин Г.Н. 9) Научно-аналитическая работа «Общественное достояние» В работе рассмотрено развитие института авторского пра- ва в 21 веке, представлены история и анализ регулирования ав- торских прав в постсоветской России, а также инновационная модель защиты прав в интернете «10 шагов». Авторы: АИИ под редакцией Засурского И.И. Также вклад в развитие проекта внесло исследование Цен- трального экономико-математического института РАН: 10) Разработка стратегии проекта «Общественное достояние» и оценка экономического эффекта ее реализации В исследовательской работе проанализированы каче- ственные и количественные параметры советского куль- турного наследия, включая фильмы, музыку, печатную продукцию и музейные экспонаты, а также массивы произ- ведений, созданных в РФ при финансовой поддержке госу- дарства. Дана оценка существующих цифровых и аналого- вых коллекций материалов, моделей доступа к информации, выработаны подходы к анализу возможных экономических и социальных последствий в случае свободного обращения цифровых копий этих объектов в интернете. Проанализи-

165 рованы интересы возможных союзников и противников такой государственной политики. Предложены механизмы для выявления размеров справедливой компенсации пра- вообладателям, а также механизмы организации свобод- ного доступа к культурному наследию СССР. Разобраны некоторые частные примеры, вызывающие острые споры представителей власти и индустрии контента. Разработана стратегия поэтапной реализации проекта «Общественное достояние», предварительный поэтапный план его реали- зации и техническое задание на сопровождающее исследо- вание. Дана приблизительная оценка затрат на реализацию проекта «Общественное достояние» (но не просчитаны по- тери общества от существующего режима охраны автор- ских прав, и не дана оценка экономической эффективности проекта). Авторы исследования: Козырев А.Н., Макаров В.Л., Ан- дрейчикова О.Н., Козырь Ю.В., Костин А.В., Тевелева О.В., Неволин И.В., Ноакк Н.В., Белянов А.А., Бурилина М.А., Ива- нов М.О., Пономарева О.С., Яцкина Д.В., Калятин В.О., Костина Т.А., Сидорова О.Г., Петров В.Ю. На основе материалов, созданных Ассоциацией интернет и партнерами проекта, сформирован сборник «Общественное достояние: как открыть доступ к культуре и знаниям?», издан- ный на русском и английском языках и опубликованный на ус- ловиях лицензии СС0, аналогичной правовому режиму обще- ственного достояния. В сборник вошли: 1. Предложения по реформе государственной политики в сфере общественного достояния; 2. Информационная сверхпроводимость: авторское право как инструмент развития; 3. Сиротские произведения в России: статус, пути реше- ния проблемы; 4. Инфраструктура ноосферы; 5. Общественное достояние: произведения и авторы, ра- боты которых переходят в режим общественного достояния с 2016 года; 6. Права интернет-пользователей: Россия и мир, теория и практика;

166 7. Итоги обсуждения проекта «Общественное достояние» с экспертами; 8. Работы победителей конкурса Ассоциации интернет-из- дателей на тему авторского права в информационную эпоху (2016). 4. Формирование предложений по реформе законодательства в сфере авторского права на основе проведенных исследований и обсуждений Основные предложения по реформе законодательства по ав- торскому праву в России и мире: 1. Отменить ретроактивную защиту культурного насле- дия СССР и признать переход всего массива советских объек- тов права в общественное достояние. 2. Создать систему идентификации произведений, отно- сящихся к общественному достоянию (разработать техниче- ские и информационные средства для определения обществен- ного достояния — соответствующие базы данных и публичные автоматические системы определения сроков действия исклю- чительных прав), в том числе с помощью инструментов откры- тых лицензий. 3. Отменить дополнительные ограничения для перехода произведений в общественное достояние (увеличение сроков охраны произведений для авторов, которые были репрессиро- ваны или работали в Великую Отечественную войну). 4. Решить проблему сиротских произведений через принятие законопроекта Минкомсвязи, предусматрива- ющего автоматический перевод под открытые лицензии произведений, которые в течение года после внесения в специальный реестр не были востребованы авторами или правообладателями. 5. Правительство РФ должно определить порядок и ус- ловия размещения авторами заявлений о добровольном от- казе от исключительных прав (инструмент открытых ли- цензий), — например, чтобы исключить препятствия при переводе в общественное достояние советского наследия и произведений, созданных за счёт средств федерального и ре-

167 гиональных бюджетов (за исключением патентов, открытий, сведений, представляющих государственную и коммерче- скую тайну и т.п.). 6. Внесение изменений в музейное законодательство, вклю- чая предоставление музеям неисключительных прав на вос- произведение предметов из собственных коллекций. 7. Обеспечить открытый доступ к произведениям на- уки и культуры, созданным за счёт государства, в том раз- работать детализированные правила, по которым право- обладатель может получить отсрочку (например, 5 лет для кинофильмов), после которой произведения должны публи- коваться в открытом доступе в соответствии с условиями открытых лицензий. Обсуждение предложений продолжится в рамках профес- сиональных форумов и конференций: запланировано пред- ставление проекта в рамках 4-ой международной конференции НЭИКОН в Португалии, Двадцатой юбилейной Международ- ной конференции и выставке «LIBCOM–2016» в Суздале, V Санкт-Петербургском международном культурном форуме. Полная версия предложений опубликована в сборнике «Обще- ственное достояние». 5. Создание информационной площадки, которая в ежедневном режиме поднимает вопросы, связанных с авторским правом, свободным распространением контента в интернете и правовых инструментах работы с произведениями, а также публикует актуальные новости о международных инициативах и открытии доступа к различным видам контента В марте 2016 года был запущен информационный ресурс «Общественное достояние» Nooregistry.ru, в новостном раз- деле которого ежедневно публикуются новости об обще- ственном достоянии и авторском праве в России и мире. За весь период реализации проекта на сайте опубликовано более 500 материалов, с которыми ознакомилось около 150 тысяч человек. Сайт стал источником новостей для многих других площадок — в частности, материалы nooregistry.ru

168 перепечатывали русские «Викиновости», интернет-издание «Частный корреспондент», интернет-здание «Научный кор- респондент», сайт об образовании Mel.fm, крупнейшие бло- геры Рунета и другие ресурсы. Важнейшим каналом для распространения информации по проекту стала группа информационного ресурса «Обще- ственное достояние» в Facebook, еженедельный охват которой достигает 50 000 человек. Новости периодически репостят пар- тнерские и похожие тематические группы, т.к. nooregistry.ru является в России, по сути, единственным постоянно обнов- ляющимся ресурсом подобной тематики. 6. Создание в сети интернет модели реестра произведений, широкое использование которого позволяет решить значительную часть выявленных проблем Одна из основных проблем, связанных с обеспечением от- крытого доступа к контенту, который перешел общественное достояние, является неоднозначность идентификации такого рода контента. В российском законодательством сформулиро- ваны четкие критерии отнесения произведений науки, культу- ры и искусства к общественному достоянию. Однако установ- ление факта соответствия того или иного произведения этим критериям в реальности часто вызывает затруднения даже у профессиональных юристов и представителей индустрии. Тот же характер носит проблема с информацией, необхо- димой для идентификации потенциально сиротских произве- дений, то есть произведений, авторы которых не могут быть идентифицированы или локализованы. Однако, если для про- изведений, переходящих в общественное достояние, важнее всего даты (даты публикаций, даты смерти автора и его реаби- литации), то идентификация потенциально сиротских произ- ведений крайне осложняется отсутствием какой бы то ни было открытой информации о передаче прав. Решить подобные затруднения, очевидно, может только от- крытая база данных, в которой с достаточной тщательностью можно было бы фиксировать ключевые для определения юри- дического статуса — охраняемое; находящееся в общественном

169 достоянии; потенциально «сиротское»; распространяемое нару условиях свободной лицензии, — сведения о произведениях. Моделью такого инструмента стал реестр произведений информационного ресурса «Общественное достояние». Реестр обеспечивает: (1) возможность для авторов самостоятельно за- являть о правах на свои произведения и, при желании авторов, заявлять об распространении их произведений на условиях свободной лицензии; (2) возможность публично и без участия суда разбирать потенциально проблемные случаи авторства (арбитраж); (3) доступность информации из базы данных в машинно-читаемом виде, подходящем для использования тре- тьими сторонами — константными сервисами, электронными библиотеками, пользователями. Функционал ресурса может в дальнейшем быть использо- ван для создания федерального реестра сиротских произведе- ний и произведений, находящихся в общественном достоянии. Формирование базы данных Nooregistry.ru по схеме opt-out (внесение в базу данных всех произведений с последующим ис- ключением из нее произведений по заявлению от правообла- дателей) создаст современную и прозрачную инфраструктуру для определения юридического статуса произведений, опреде- ления и поиска их правообладателей. Кроме того, реестр может стать одной из площадок для обе- спечения доступа не только к информации о произведениях, но и к самому контенту произведений, которые перешли в об- щественное достояние, распространяются на условиях свобод- ных лицензий, а также — в случае положительных изменений в законодательстве, направленных на юридическое регулирова- ние оборота сиротских произведений, — к контенту сиротских произведений. Такой открытый доступ, в свою очередь, станет одним из механизмов защиты моральных (неимущественные) прав авторов, гарантией корректной атрибуции авторства и надежным механизмом хранения и распространение свобод- ного контента. За период реализации проекта в реестре зарегистрировано около миллиона произведений с различным правовым стату- сом.

170 7. Формирование концепции системы банков знания в открытом доступе с механизмами регистрации и идентификации произведений, которая позволила бы обеспечить гражданам РФ стабильный доступ к открытому научно-образовательному контенту Одним из основных результатов работы над проектом стало формирование концепции Федеральной резервной системы банков знания. Система позволит обеспечить гражданам Рос- сии доступ к максимальному количеству знаний и культурных ценностей, а также создаст механизмы мотивации авторов для размещения их произведений в открытом доступе. Цель ФРС БЗ — создание инфраструктуры открытых и ин- тероперабельных баз данных (репозиториев) научных публи- каций и художественных произведений для использования в научной среде и медиаиндустрии, а также пользователями сети. Система также позволит создать резервный фонд, кото- рый можно использовать для восстановления библиотечной коллекции в случае её утраты. В основе инфраструктуры информационного общества должны быть открытые архивы, библиотеки и репозитории, максимально расширяющие доступ к информации и гаранти- рующие сохранность и стабильность баз знания через много- кратное реплицирование коллекции. При этом необходимость интеграции с информационно-коммуникационной экосисте- мой диктует определённый выбор идентификатора и правовых стандартов коммуникации (система идентификации и откры- тые лицензии Creative Commons как правовой стандарт). Идентификация произведений и верификация их авто- ров, а также механизмы репликации, обеспечивающие вечное надежное хранение документов, создают авторам мотивацию для перевода произведений в режим открытого доступа через гарантии сохранности первоисточника в неизменном виде с защитой от искажений и потери. Для индексации и органи- зации информационных массивов и их использования пер- востепенным становится открытый доступ к знаниям и куль- турным ценностям, причём как для машин, так и для людей, т.к. коммуникация происходит в режиме реального времени

171 и при наличии каких-либо барьеров доступа отсутствует воз- можность обращения к экспертизе на скорости коммуника- ции, что приводит к критической нехватке компетенции по всем направлениям научной и общественной жизни страны. В условиях эпохи интернета поддержание интеллектуального уровня общества становится сложной задачей, требующей не только наличия для всех граждан доступа к сети интернет, но и насыщения информационного пространства знаниями, т.е. качественной проверенной информацией. Ограничения доступа исключают компетентность обще- ства по большей части вопросов и проблем, усиливают эф- фект от слухов и стереотипов, отвлекают внимание на инфор- мационный мусор. Особенно важно обеспечить правильную адаптацию к интернет-среде молодым людям, которые более восприимчивы к информации из интернета, владея при этом информационными технологиями на гораздо более высоком уровне, чем представители старших поколений. Результатом запуска распределённой резервной системы совместно с системой идентификации станет возможность синхронизации работы по оцифровке произведений в различ- ных библиотеках, отслеживания их цитируемости, в том числе современными глобальными системами научной метрики, что приведёт к резкому росту медиаграмотности молодых участ- ников научной коммуникации и, в свою очередь, заложит фун- дамент для роста числа научных публикаций в ближайшие не- сколько лет. 8. Формирование партнерских отношений с организациями, которые работают в проблемном поле и занимаются вопросами открытия доступа к информации, в частности — к знаниям и культурным ценностям В ходе работы над проектом «Общественное достояние» Ассо- циация интернет-издателей заключила партнерские соглаше- ния с рядом организаций: 1. Ассоциацией открытая наука, которая также представ- ляет электронную научную библиотеку открытого доступа

172 «КиберЛенинка» — крупнейшую в Европе библиотеку науч- ных статей. 2. Автономной некоммерческой организацией «Инфо- культура», среди ресурсов которой репозиторий дата-сетов «Хаб открытых данных». 3. НП «Викимедиа РУ», представляющим вики-проекты на русском языке, крупнейшие информационные ресурсы откры- того доступа. 4. НП «НЭИКОН» — консорциумом, обеспечивающим российские научные и образовательные организации доступом к научной периодике, официальным представителем регистра- тора DOI в России. 5. Интернет-изданием «Частный корреспондент», которое стало первым российским интернет-изданием, работающим на условиях открытой лицензии Creative Commons. 6. Библиотекой Максима Мошкова — старейшей библи- отекой художественных произведений в Рунете, запущенной еще в 1994 году. 7. Банком знаний «Вернский», в котором с 2012 года в ре- жиме открытого доступа публикуются учебные и научные ра- боты по теме медиа и коммуникации. На базе указанных ресурсов будет сформирована Феде- ральная резервная система банков знания, запуск которой за- планирован на апрель 2017 года. Участвовать в системе могут только открытые архивы и банки знаний, работающие в правовом статусе открытых ли- цензий и общественного достояния, рассматривающие все вопросы, относящиеся к регулированию деятельности ФРС и принимающие решения с помощью консенсуса. Новые член в первый год получает статус наблюдателя при условии соответ- ствия всем критериям, выработанным участниками и утверж- денные советом ФРС. Выводы по итогам проекта «Общественное достояние» Несмотря на то, что в России ряд крупных проектов работает на условиях открытых лицензий, лишь небольшое число граж-

173 дан и организаций осведомлены об этом инструменте работы с правами на интеллектуальную собственность. Благодаря про- веденным в рамках проекта мероприятиям доля осведомлен- ных людей стала выше, однако для развития культуры работы с информацией в масштабах всей России необходимо предпри- нять ряд дополнительных шагов. Во-первых, необходимо обеспечить переход информацион- ных ресурсов государственных ведомств на открытые лицен- зии, как это уже сделано с сайтом Президента, Правительства, Премьер-министра, Минкомсвязи РФ и ряда других площадок. Во-вторых, необходимо проинформировать все средства массовой информации о значении открытых лицензий, их пре- имуществ, провести индивидуальные переговоры с крупней- шими российскими информационными площадками. В-третьих, имеет смысл проанализировать юридический текст лицензий Creative Commons, и, возможно, разработать специальный вариант для СМИ, который в наибольшей степе- ни отвечает их потребностям и интересам. В-четвертых, должна быть продолжена просветительская кампания в российских вузах, т.к. университетская среда фор- мирует преставление о культуре работы с информацией у мо- лодежи, а значит, и студенты, и преподаватели должны иметь хотя бы базовое представление о правилах работы с информа- цией, авторском праве, открытых лицензиях и т.п. В-пятых, продолжение и углубление серии исследований должно ориентироваться на конкретные сферы, для функци- онирования которых ключевую роль играет авторское право: образование и наука, книгоиздание, человеческий капитал и инновационная экономика и т.д. Кроме того, дальнейшие рабо- ты должны содержать план конкретных практических шагов, которые будут вынесены на обсуждение со всеми заинтересо- ванными игроками. В-шестых, обсуждение реформы системы авторского пра- ва в России должно перейти к обсуждению шагов практиче- ского воплощения предложенных идей, формулировке текстов поправок и определению новых ролей для старых игроков ин- формационной инфраструктуры — в частности, библиотечно- го сообщества.

174 В-седьмых, для привлечения к вопросам свободного ис- пользования произведений широкого внимания общественно- сти необходимо появление крупного проекта, который позво- лит не только громко заявить тему, но и обеспечит для граждан и организаций понятную инфраструктуру обмена знаниями и культурными ценностями. Такой инфраструктурой должна стать Федеральная резервная система банков знания, которая объединит крупнейшие открытые проекты на русском языке и обеспечит публикацию в открытом доступе самых разных типов произведений — от научных статей и художественной литературы до дата-сетов, которые сформируют новую иссле- довательскую среду.

Приложение № 2. Манифест Ассоциации интернет-издателей

176 Цели Ассоциации интернет-издателей: 1. Организация профессионального обсуждения и под- держка интернет-стандартов распространения информации. Пропаганда и поддержка режима свободного распростране- ния информации в интернете. Поддержка создания законных условий для использования лицензий Creative Commons и под- держка других свободных лицензий (в частности, GNU) в Рос- сии, противодействие лобби информационных агентств взы- мать плату за открыто распространяемую ими информацию. 2. Поддержка индустриальных стандартов русского язы- ка и других языков с письменностью на основе кириллицы. Поддержка соответствующего технического регламента, ре- гулирующего использование кириллицы. Все продаваемые в России устройства должны уметь корректно отображать все буквы русского языка и иметь комфортную русскоязычную клавиатуру. Орфографические словари не должны показы- вать как ошибочные корректные написания (сейчас в сервисах Google, например, подчёркиваются как ошибочные все слова с буквой Ё). Кроме того, учитывая начало регистрации доменов в кириллической зоне, необходимо упростить набор символа @ при русской раскладке клавиатуры. Обсуждение проблемы стандартизации кодирования традиционных языков народов, живущих на территории России, а также архаических форм славянской письменности. 3. Адаптация информационного права к условиям интер- нета и XXI века. К сожалению, в его нынешнем виде россий- ское законодательство в области авторского права не вполне соответствует нынешнему уровню развития информационно- го общества, скорее ограничивая, нежели регулируя взаимоот- ношения между всеми агентами сферы онлайнового издания. Некоторые шаги в плане совершенствования законодательной базы совершенно необходимы, в частности, ограничение прав организаций по коллективному управлению правами (в про- тивовес аккредитованной по 4 части ГК фактической монопо- лии РАО) поможет создать комфортный и предсказуемый ре- жим правопользования, а введение их строжайшего контроля, включая ежеквартальную публикацию открытого отчёта о по- ступлениях и отчислениях авторам, поможет им противосто-

177 ять искушениям, которым они поддаются сейчас. Кроме того, необходимо публичное и профессиональное обсуждение воз- можного снижения срока охраны авторского права для элек- тронных публикаций (например, до сроков, предусмотренных для охраны патентов), а также путей легитимации издания «беспризорных» книг. 4. Помощь с введением в цифровую среду российского культурного наследия. Обсуждение проблемы усиления пра- вовой охраны общественного достояния и вопросов перевода объектов авторского права. Обеспечение свободного электрон- ного распространения культурных материалов и информации, созданной за счёт федерального, региональных и местных бюджетов, а также объектов авторского права, созданных в со- ветское время на средства государства. Защита прав общества на открытое электронное воспроизведение музейных ценно- стей, находящихся в собственности государственных музеев, а также памятников, архитектурных сооружений и прочих объектов, расположенных в общественных местах. Обеспече- ние доступа к архивным материалам и лоббирование государ- ственной программы по оцифровке государственных архивов. Поддержка реестра культурного наследия и профессионально- го обсуждения задач координации по оцифровке культурного наследия, находящегося в общественном достоянии. 5. Пропаганда и внедрение индустриальных форматов и стандартов качественного электронного книгоиздания и орга- низация профессионального обсуждения правовых основ для электронных библиотек (и поиск баланса между интересами го- сударства оп обеспечению граждан информацией и интереса- ми правообладателей), поддержка усилий по созданию единых стандартов (и условий для издателей) в области электронных публикаций и электронных библиотек, включая расширение возможности доступа к новым платформам для авторов и пра- вообладателей (без посредников и дополнительных условий). Поддержка правового и технологического обеспечения усилий библиотек по оцифровке своих фондов и удовлетворения по- требностей пользователей в доступе к документам в цифровой форме. Организация профессионального обсуждения архитек- туры системы электронных публикаций для книжной отрасли,

178 а также необходимых для развития электронного книгоизда- ния изменений в законодательстве и их лоббирование. 6. Пропаганда и поддержка концепции сетевой нейтраль- ности. Интернет — среда для свободного распространения данных, и не допустимы никакие правовые, коммерческие или технические ограничения, которые могут быть использова- ны для недобросовестной конкуренции интернет-провайде- рам, кабельным сетям и операторам мобильной связи. Кроме того, недопустимо и вменение ответственности интернет- и хост-провайдерам за предоставляемый посредством их инфра- структуры контент. Обсуждение введения процедуры досудеб- ного урегулирования проблем, связанных с онлайновым кон- тентом (аналогично американскому DMCA). Учредительное собрание ассоциации состоялось в ноябре 2009 г. Если вы хотите принять участие в работе Ассоциации, пи- шите по адресу join@webpublishers.ru.

Приложение № 3. Декларация об учреждении Федеральной резервной системы банков знания

180 Мы живем на заре эпохи высоких технологий, когда скорость коммуникации диктуется новыми медиа, в основе которых — электричество. Однако обмен информацией в режиме реаль- ного времени сделал наши базы знаний, нашу экспертизу не- доступными на скорости коммуникации: все наши знания находятся на носителях, требующих слишком большого време- ни для обработки и недоступных в поиске и социальных се- тях, так же, как и живые носители знания. В результате сегод- ня, пользуясь только открытыми источниками, крайне сложно сформировать достоверную картину реальности, получить доступ к знаниям, найти решение актуальной проблемы. При этом традиционные институты информационного обеспече- ния своей неповоротливостью и технологической отсталостью только усугубляют колоссальный дефицит знаний и компетен- ций, который явно присутствует сегодня во всех сферах жизни общества, парализует наше развитие. Вместе с информационно-коммуникационной революци- ей и бурным развитием новых цифровых медиа пришло вре- мя поиска новых бизнес-моделей, время новых идей, когда под влиянием новых медиа происходит революционный по своей скорости скачок, связанный с переходом человека на новую электронную инфраструктуру коммуникации. Знания освобо- ждаются от материи и более не связаны с физическими объ- ектами, а многие индустриальные процессы в итоге оказыва- ются нежизнеспособными, среди них и привычное устройство медиа-индустрии, и система распространения знаний на ма- териальных носителях. Попытка сохранить статус-кво только усугубляет накопившиеся проблемы, закрепляя цифровое не- равенство и отодвигая реформу изжившего себя режима охра- ны авторских прав, установленного Бернской конвенцией. Великий русский ученый Владимир Вернадский ввёл в на- учный оборот и обосновал концепцию Ноосферы как особой информационной оболочки Земли, которая является, с его точ- ки зрения, прообразом следующего этапа развития жизни на нашей планете, когда человеческий разум (в первую очередь в виде научного знания) становится великой биологической си- лой планетарного масштаба. Одним из основных условий фор- мирования Ноосферы и наступления новой эпохи он считал

181 развитие образования, просвещение и открытый доступ к на- учным знаниям и культурным ценностям. Похожих взглядов придерживался и Лев Толстой, передавший все свои поздние произведения в режим общественного достояния, и акаде- мик Сахаров, написавший об интернете еще в статье 1974-го года [55]. Если воспринимать Ноосферу как нормативную теорию медиа и коммуникации, напрашивается вывод о том, что в на- ших руках ускорение процесса становления этого нового укла- да и обеспечение перехода к обществу Знания — от цифрово- го неравенства к открытому доступу к знаниям и культурным ценностям, от коллективного сознания — к коллективному разуму. Действуя сообща и придерживаясь принципов обеспече- ния открытого доступа к произведениям науки и культурным ценностям, мы вместе с тем должны всегда оставлять автору свободу распоряжаться своими правами. Однако история учит нас, что с древности плагиат считался страшным преступлени- ем не потому, что речь шла о нарушении имущественных прав, а потому что совершалась кража бессмертия человека перед лицом вечности, воплощённой в памяти потомков. Истинная ценность знания состоит не только и не столько в том, чтобы зарабатывать на публикации, а в том, чтобы получить призна- ние и внести свой вклад в жизнь общества, что на опыте часто оказывается более важным и с точки зрения успеха озвучен- ных идей у издателей. Мы, нижеподписавшиеся, заявляем о своем намерении создать Федеральную резервную систему банков знания и сде- лать все от нас зависящее, чтобы обеспечить доступ к знани- ям и культурным ценностям для граждан России и всех людей планеты Земля. 55 Сахаров А. Д. Мир через полвека // Частный корреспондент: http://www.chaskor.ru/article/akademik_saharov_o_mobilnoj_svyazi_ skype_i_internete_30223.

Новая модель регулирования авторских прав. Общественное достояние и концепция общего блага Засурский Иван Иванович Корректор Н. П. Карпова НП «Ассоциация интернет-издателей» webpublishers.ru Издательство «Кабинетный учёный» armchair-scientist.ru Формат 60 × 90 1/16. Гарнитура Minion Pro. Уч. изд. л. 8. Усл. п. л. 11,4. Подписано в печать 27.09.2016.

Вы просматриваете облегчённый вариант работы - только текст.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться